2017 - год Новомучеников и исповедников Церкви Русской. Уроки 100-летия


23 ноября - день памяти священномученика Прокопия (Титова)

Отправлено 22 нояб. 2017 г., 3:10 пользователем Татьяна Логинова

Священномученик Прокопий, архиепископ Одесский и Херсонский (в миру Петр Семенович Титов) родился в 1877 году в семье священника города Кузнецка Томской губернии. Когда Петру исполнилось девять лет, он поступил в духовное училище, а затем в семинарию города Томска. В 1901 году Петр Семенович окончил Казанскую Духовную академию и был определен преподавателем Томского Духовного училища. В том же году он был пострижен в монашество с наречением имени Прокопий и рукоположен в сан иеромонаха. После этого он получил назначение на должность заведующего Томской церковно-учительской мужской школы при архиерейском доме. В это время во главе Томской епархии стоял выдающийся миссионер и просветитель Алтая епископ Макарий (Невский). 

В архиерейском доме еженедельно устраивались пастырские собрания томского духовенства и преподавателей духовно-учебных заведений. В этих пастырских собраниях принимал самое активное участие иеромонах Прокопий (Титов). Здесь обсуждались все насущные и острые вопросы церковной жизни епархии. Например, на одном из собраний владыка Макарий поставил на обсуждение вопрос: в чем заключается нравственная связь между прихожанами и пастырем, которая составляет необходимый признак правильной приходской жизни? В чем причина разъединенности между пастырем и приходом, и каким образом ее устранить? Произошло обсуждение этих вопросов, причем владыка справедливо указал на недостаточное сообщение пастырей между собой и предложил устранить этот недостаток с помощью благочиннических съездов.

В 1909 году иеромонах Прокопий был возведен в сан архимандрита и назначен на должность помощника заведующего пастырским училищем в городе Житомире. Основанное годом ранее архиепископом Волынским Антонием (Храповицким) пастырское училище стало одним из крупнейших церковных событий в жизни Волыни. Все преподаватели училища были в священном сане, а ученики носили духовную одежду. Быт училища, организованного в стенах монастыря, был приближен к монастырскому. Огромная заслуга в организации духовной жизни училища принадлежала архимандриту Прокопию, который преподавал аскетику, полемическое и пастырское богословие. Лекции его пользовались огромной популярностью у учащихся. 

В 1914 году архимандрит Прокопий был хиротонисан во епископа Елисаветградского, викария Одесской и Херсонской епархии. В 1917 году он был участником Всероссийского Поместного Собора, восстановившего патриаршество в Русской Православной Церкви. На Соборе епископ Прокопий сделал доклад о святителе Софронии Иркутском и подписался под актом о причислении его к лику святых. В 1921 году он был поставлен на Одесскую и Херсонскую кафедру. В 1923 году епископ Прокопий был арестован. В показаниях следователю он сказал: «В связи с появлением обновленчества, к которому я по своим убеждениям не примкнул, я был привлечен к суду за содействие белым; меня обвиняли в том, что я для белых устраивал молебствия и сбор пожертвований». Православное население города Херсона выбрало большую группу уполномоченных, чтобы хлопотать об освобождении своего епископа. Ими было подано прошение Патриарху Тихону с просьбой ходатайствовать перед советской властью об освобождении владыки Прокопия, и Патриарх подал ходатайство в ОГПУ. Приговоренному к расстрелу епископу Прокопию заменили казнь высылкой за пределы Украины. В 1925 году он был освобожден и выехал в Москву. В это время Патриарх Тихон предпринимал усилия по легализации Синода Русской Православной Церкви, в состав которого был включен и епископ Прокопий. 

7 апреля 1925 года Патриарх Тихон скончался. Епископ Прокопий участвовал в погребении Святейшего и в избрании митрополита Петра (Полянского) на пост Патриаршего Местоблюстителя. В июне 1925 года епископ Прокопий был возведен в сан архиепископа Одесского и Херсонского. Осенью того же года он был арестован. Архиепископа Прокопия приговорили к трем годам заключения; вместе с епископом Амвросием (Полянским) он был отправлен в Соловецкий концлагерь. В декабре 1928 года власти без предъявления нового обвинения приговорили его и епископа Амвросия к трем годам ссылки на Урал, они были отправлены сначала в Тюменский, а затем в Тобольский округ. В ссылке власти снова арестовали архиепископа Прокопия. Стали вызывать на допросы в ОГПУ жителей, чтобы собрать против него обвинительный материал. Некоторые дали показания против архиерея. И архиепископу Прокопию приписали к сроку еще три года. Освободившись в апреле 1934 года, владыка сразу же уехал к матери в Томск, надеясь здесь вылечиться от малярии, которой тяжело заболел в ссылке. Но климат Томска мало помог выздоровлению. Между тем владыке часто писал один из ближайших к нему херсонских священников, отец Иоанн Скадовский, который отбывал в то время ссылку в городе Камышине, и приглашал архиепископа к себе. Архиепископ Прокопий приехал в Камышин и поселился у священника Иоанна Скадовского. Через две недели он был арестован. Арест владыки Прокопия был в какой-то мере случаен. НКВД собирался арестовать жившего в ссылке епископа Иоасафа (Попова) и близких ему людей, в это время приехал архиепископ Прокопий — арестовали заодно и его.

Следствие длилось всего несколько дней. Архиепископа Прокопия обвинили в том, что «будучи контрреволюционно настроенным и имея монархические убеждения, он примыкал к организованной Поповым контрреволюционной группировке церковников в городе Камышине, куда был специально вызван членом группировки Скадовским».

Особое Совещание при НКВД СССР приговорило архиепископа Прокопия и священника Иоанна Скадовского к пяти годам ссылки в Каракалпакию. Там они поселились в одном доме в городе Турткуль. Вскоре к ним приехала жена отца Иоанна, Екатерина Владимировна, отдавшая всю свою жизнь помощи ссыльному духовенству. Два года прожили здесь архиепископ и священник. Они устроили в доме небольшую церковь и часто служили, исповедуя и причащая тех, кто к ним приходил за молитвенной поддержкой.
В 1937 году находящиеся в ссылке архиепископ Прокопий (Титов) и священник Иоанн Скадовский были арестованы. При допросе священника Иоанна Скадовского следователь сказал ему: «Вы обвиняетесь в том, что вместе с архиереем Титовым организовали нелегальную молельню, в которой среди верующего населения проводили контрреволюционную монархическую агитацию; следствием также установлено, что при совершении таинства исповеди вы задавали вопросы исповедующимся о том, не примыкали ли они к обновленческому движению, пропагандируя против обновленцев».

Архиепископ Одесский и Херсонский Прокопий (Титов) и священник Иоанн Скадовский были расстреляны 23 ноября 1937 года и погребены в безвестной общей могиле.

20 ноября- день памяти священномученика Кирилла (Смирнова)

Отправлено 18 нояб. 2017 г., 20:29 пользователем Татьяна Логинова   [ обновлено 19 нояб. 2017 г., 16:54, автор: Ксения Ванакова ]

Митрополит Кирилл (в миру - Константин Илларионович Смирнов) родился 26 апреля 1863 года в г. Кронштадте Санкт-Петербургской губернии в семье благочестивых родителей, сумевших воспитать в сыне трепетную любовь к Церкви. 

После завершения семинарского курса Константин Смирнов поступил в Петербургскую Духовную Академию, в которой, как и многие студенты тех лет, оказался под сильным влиянием незаурядной личности инспектора Академии архимандрита Антония (Вадковского), который очень скоро отметил прямодушного молодого студента, горящего жаждой будущего самоотверженного пастырского служения, юношу с глубоко православным сознанием и с ясными представлениями о высоте и достоинстве духовного служения русского пастыря. Духовную Академию Константин Смирнов успешно окончил в 1887 году, защитив кандидатское сочинение, лестный отзыв о котором профессор Барсов завершил такими словами: «По интересу содержания оно настолько ценно, что желательно было бы видеть его ... в качестве диссертации магистерской».

В 1887 году Константин Смирнов был рукоположен во священника епископом Выборгским Антонием (Вадковским). В течение следующих семи лет О.Константин был священником на Кавказе, затем - настоятелем гимназической церкви в Петербурге, а в 1900 году - священником Кронштадтской кладбищенской церкви. Но здесь, в этом городе детства, О.Константина поджидала трагедия. Мучительной смертью умирает маленькая дочь, а вскоре и супруга. Более ничего не связывало О.Константина с миром, и в мае 1902 года он принимает монашеский постриг с именем Кирилл, в честь святителя Кирилла Учителя Словенского. Постриг в монашество был совершен епископом Ямбургским Сергием (Страгородским). В том же 1902 году иеромонах Кирилл был возведен в сан архимандрита и назначен начальником Урмийской духовной миссии в Персию. Архимандрита Кирилла рекомендовал сам митрополит Петербургский Антоний, характеризуя О.Кирилла, как одного из лучших представителей клира Петербургской епархии. «В его лице, - сказал владыка Антоний, - Урмийская Миссия приобретет начальника с твердым религиозно-нравственным настроением, просвещенного, учительного и способного управлять делами Миссии».

В Урмии, где Миссия окормляла сиро-халдеев из числа несториан, перешедших в православие, архимандриту Кириллу пришлось столкнуться со многими трудностями. Православной миссии к моменту его назначения исполнилось всего четыре года, существовали проблемы с местными мусульманскими властями, с инославными миссиями, не хватало и финансовых средств. Миссионерское служение проходило в обстановке тотальной слежки. Почта вскрывалась, за миссионерами следили. Были случаи, когда мусульмане нападали на духовенство миссии. Однако, архимандрит Кирилл энергично взялся за разрешение этих проблем. Всего за два года он сумел наладить переводческое и печатное дело, организовать миссионерскую школу, отстоять урмийские православные храмы от посягательств раскольников, добиться повышения статуса Миссии, которая стала подчиняться непосредственно митрополиту Антонию. Многие из персидских чиновников уже опасались открыто противодействовать русским миссионерам.

О делах Урмийской миссии был информирован сам Император Николай II, у которого 12 февраля 1904 года архимандрит Кирилл получил личную аудиенцию. Силами архимандрита Кирилла было создано «Кирилло-Сергиевское Урмийское Братство», которому попечительствовали императрица Мария Феодоровна, митрополит Антоний, товарищ обер-прокурора Св.Синода В.К.Саблер.Выдающиеся качества архимандрита Кирилла не позволили ему долго трудиться на персидской окраине. В мае 1904 года решением Синода архимандрит Кирилл был определен на епископскую викарную Гдовскую кафедру, и 6 августа в Александро-Невской лавре был хиротонисан митрополитом Антонием.

В декабре 1909 года Синод назначил епископа Кирилла на самостоятельную Тамбовскую кафедру. Уже первой своей речью-импровизацией епископ Кирилл изумил тамбовское духовенство. Владыка предлагал быть готовыми совместно обсуждать возникающие вопросы, взаимно помогать друг другу, а в случае возникновения разногласий проявлять терпимость, покрывая все недоразумения взаимной любовью Подобные слова из уст правящего архиерея (да еще прибывшего из столичного Петербурга) по тем временам были чрезвычайной редкостью. Вообще, как отмечалось тогда тамбовскими газетами, «новый Владыка произвел чарующее впечатление своею бодростью, добротой,.. и отеческим обращением со всеми». «Тамбовская епархия может радоваться, Бог послал ей одного из выдающихся иерархов» .

Все было ново для тамбовской паствы: и проникновенные проповеди епископа Кирилла, и полноуставные службы (всенощное бдение длилось пять и более часов), и неустанная энергия епископа, постоянно совершавшего архипастырские поездки по городам и весям епархии (в год владыка успевал объезжать до 120 храмов - и это при тех-то российских дорогах). Владыка ввел архипастырские с народом беседы и общенародное пение, а также ежегодное совершение заупокойных литургий в дни памяти тогда еще не канонизированных протоиерея Иоанна Кронштадтского, епископа Феофана Затворника, святителя Питирима Тамбовского, старца Оптинского Амвросия. После литургии все городское духовенство съезжалось на торжественную панихиду, а в Духовной Семинарии и прочих образовательных учреждениях устраивались чтения в память подвижников благочестия.

Тяжелым испытанием для Церкви стало изменение общественно- политического строя государства Российского в феврале 1917 года. Владыка Кирилл со своей кафедры обратился к пастве со словом предостережения от бездумного ликования по поводу полученных свобод: «тяжким несчастием для Родины будет, если дни начавшейся свободы омрачатся проявлением какой-нибудь злобы или мстительности по отношению к прошлому, пусть в этом прошлом нашем было много, чем справедливо возмущались, но из были слова не выкинешь, прошлое это было все-таки наше, отечественное прошлое... Если не удержимся от глумлений над своим прошлым, то напишем такую новую страницу своей истории, которую следующие поколения будут читать с краской стыда на лице, готовы будут вырвать ее, но нет таких ножниц которыми можно было бы вырезать что-либо из памяти истории. Будем помнить это крепко и молить Бога, чтобы не впасть нам во искушение».

Архиепископ Кирилл являлся одним из наиболее деятельных участников Поместного Собора 1917 года, состоял председателем Соборного Отдела о преподавании Закона Божия, вместе с епископом Пермским Андроником выступил инициатором издания материалов о Соборе и был среди первые жертвователей на это дело. В октябре 1917 года состоялась встреча соборной делегации, возглавляемой архиепископом Кириллом, с А.Ф.Керенским для обсуждения возможности восстановления преподавания Закона Божия в школах. Впечатления от этой встречи делегированные Собором депутаты вынесли самые негативные, о чем архиепископ Кирилл подробно рассказал Собору.

1 апреля 1918 года Святейшим Патриархом Тихоном архиепископ Кирилл был назначен митрополитом Тифлисским и Бакинским, Экзархом Кавказским. Но после неудавшейся из-за военных действий попытки добраться до Тифлиса митрополит Кирилл вернулся в столицу и продолжал служить в Москве, будучи избран членом Священного Синода, затем он был арестован Московской ЧК и два месяца протомился в тюрьме. А в апреле 1920 года владыка был назначен на вдовствующую Казанскую кафедру.

В Казани владыка Кирилл пребывал с июня по август 1920 года, пока не был арестован за выезд из Москвы без предупреждения ЧК, чем вызвал растерянность на Лубянке: «Наши агенты сбились с ног, выслеживая его в Москве, а он уже в Казани» , - рапортовали в Секретном отделе ВЧК. Владыка был заключен в Таганскую тюрьму, где уже томилось несколько иерархов: митрополит Серафим (Чичагов), архиепископ Филарет (Никольский), епископы Феодор (Поздеевский), Анатолий (Грисюк), Петр (Зверев), Гурий (Степанов). Все они признали безусловный авторитет Казанского митрополита. Тот, чей жизненный путь хотя бы единожды пересекся с исповеднической стезей владыки Кирилла, уже не мог забыть образ этого удивительного иерарха. Князь Сергей Трубецкой, старший сын русского философа Евгения Трубецкого, вспоминая о днях, проведенных в Бутырской тюрьме, писал о владыке Кирилле: «С достойной простотой нес он своей крест до конца, подавая пример многим и являясь немым укором тоже для многих... ».

В январе 1922 года последовало освобождение и владыка Кирилл вновь прибыл в Казань. Казанцы с ликованием встречали своего архипастыря, почувствовав в нем того иерарха, который в состоянии сплотить церковный народ перед лицом надвигающегося безбожия. За свое недолгое пребывание в Казани владыка смог уладить церковные дела, совершить епископские хиротонии, сплотить паству вокруг Церкви. Владыка весьма высоко ставил достоинство и ответственность православного иерарха. Ему не простят его ответ на предложение председателя комиссии по изъятию церковных ценностей Денисова «помочь» своим авторитетом Советской власти: «За время революции очень много лили грязи на духовенство, - сказал владыка, - а теперь зовете нас к себе на службу. Этого не будет, я лично не хочу исполнять роль полицейского, прокладывающего путь работе комиссии по изъятию ценностей, и за последствия история нас может жестоко осудить. Для нас более славно не участвовать в этом деле, и менее славно - участвовать». Через три месяца, в августе 1922 года владыка Кирилл вновь будет арестован.

А затем была Московская тюрьма, ссылка в Усть-Сысольск, затем краткое освобождение и просьба владыки, обращенная к Святейшему Патриарху, не вводить Красницкого в состав Синода, не обманываться обещанием властей освободить заключенных иерархов: «Ваше Святейшество. - сказал митрополит Кирилл, -о нас, архиереях, не думайте. Мы теперь толъко и годны на тюрьмы... ».

И вновь ссылка в Зырянский край. В 1925 году Святейший Патриарх Тихон мирно скончался и было обнародовано его завещание, в котором митрополит Кирилл называется первым в числе иерархов, достойных принять на себя бремя ответственности по управлению Церковью в период до избрания нового Патриарха. Этим свт.Тихон косвенно указывал на владыку Кирилла как на наиболее достойного кандидата в Патриархи. Но ввиду нахождения митрополита Кирилла в ссылке, Патриаршим Местоблюстителем был избран митрополит Петр Крутицкий, который вскоре тоже был арестован и изолирован властями. Во главе Церкви встал заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский).

Осенью 1926 года группа епископов предприняла подготовку к тайным выборам патриарха, в результате чего около 70 иерархов так или иначе высказалось за избрание Патриархом митрополита Кирилла. Однако, участники выборов были арестованы, а перед митрополитом Кириллом Тучковым была поставлена альтернатива: либо новая ссылка, либо - свобода и даже помощь в избрании на патриаршество, но с обязательством согласовывать свою церковную политику с ГПУ, в ответ владыка Кирилл произнес знаменитую фразу: «Евгений Александрович, вы не пушка, а я не бомба, которой вы хотите взорвать изнутри Русскую Церковь». После этих слов владыка был отправлен в новую ссылку теперь уже Туруханский край.

Выдающегося иерарха Русской Церкви, столпа веры православной, в те времена не мог миновать мученический венец. Митрополит Кирилл был расстрелян 20 ноября 1937 года в возрасте 74 лет в Чимкенте вместе с другим старцем-митрополитом Иосифом (Петровых ).
37 лет выпало прожить владыке Кириллу в XIX веке и 37 лет - в ХХ-м. На годы Советской власти выпало 20 лет жизни, но из них всего 4,5 года - на свободе. Мученический венец владыка Кирилл сподобился принять в преддверии 50- летия своего служения в духовном звании.

17 ноября - день памяти новомученика Николая Виноградова

Отправлено 16 нояб. 2017 г., 5:08 пользователем Татьяна Логинова   [ обновлено 16 нояб. 2017 г., 5:08 ]

Николай Павлович Виноградов родился 4 ноября 1873 года в городе Клин Московской губернии и происходил из духовного звания.
Поступив в Московскую Духовную Семинарию, он окончил ее в 1896 году по второму разряду. Затем преподавал в Прохоровской церковно-приходской школе Подольского уезда до 1898 года. Женился. 17 апреля 1898 года определен во священники храма с. Данилово Подольского уезда, освященного в честь Смоленской иконы Пресвятой Богородицы.
Село Данилово – одно из старейших сел Домодедовской подмосковной волости. Первое упоминание о церкви в селе относится к XVII веку, а каменный храм в котором служил священноисповедник Николай Виноградов был построен в 1755 году.
Здесь о. Николаю и его близким было суждено прожить 32 года. Здесь в семье Виноградовых в 1900 году родилась дочь – Надежда, в 1902 году сын – Николай, а в 1904 году вторая дочь – Людмила, здесь о. Николаю дано было Богом понести нелегкий крест вдовства.
Молодой священник много потрудился на ниве церковного просвещения. В ноябре 1898 года, вскоре после рукоположения и назначения на приход, о. Николай открыл в селе Данилово школу грамоты, где и преподавал сам безвозмездно. В 1901 году школа была преобразована в церковноприходскую, и о. Николай был ее бессменным заведующим и законоучителем до 1918 года. Кроме того, в 1908-1911 гг о. Николай состоял заведующим в Воскресенской церковно-приходской школе, которая располагалась близь села Растуново., и преподавал детям Закон Божий в земской школе самого села Растуново с 1909 года по 1917 год.
В 1915 году о. Николай был назначен помощником благочинного шестого округа Подольского уезда, а в 1916 году благочинным того же округа, и это послушание проходил до 1917 года. А в 1919-1920 годах по назначению епархиального начальства временно заведовал благочинием. В 1920 году был избран собранием духовенства и мирян в совет благочиния и до 1923 года нес это послушание. В 1923 году о. Николай назначен духовником шестого благочиннического округа.
За ревностное служение Церкви Христовой о. Николай был награжден многими церковными наградами, в том числе в 1921 году - наперсным крестом.
Как и все священнослужители того времени, отец Николай был лишен избирательных прав, а в феврале 1930 года «раскулачен». Поскольку никакого имущества у него уже не было, его просто выгнали из дома, и после этого он жил в доме одного из своих прихожан.
В декабре 1929 года о. Николай понял, что власти хотят закрыть церковь, поэтому на престольный праздник – день памяти святителя Николая архиепископа Мир Ликийских, он обратился к верующим с проповедью, в которой сказал: «…настали тяжелые времена, без нашего согласия закрывают церкви». Прихожане решили бороться за свой храм. 10 марта состоялось общее собрание, на котором верующие пытались протестовать против закрытия храма. Но 17 марта сельсовет на своем собрании постановил - просить удалить духовенство (т.е. о. Николая) из «данной местности».
Этим вопросом занялось ОГПУ. Были допрошены председатель сельсовета, заместитель председателя колхоза и другие лжесвидетели, которые дали необходимые показания об антисоветской деятельности священника.
В середине марта 1930 года был допрошен и о. Николай. Следователь интересовался церковными серебряными сосудами, найденными у священника во время описи имущества в конце января 1930 года. О. Николай показал, что в августе 1926 года знакомый священник – о. Николай Калугин при переезде с места на место, оставил у него на хранение узелок с вещами. Причем он даже не знал, что в нем находится. Узелок он положил на божницу, «где он и пролежал до того момента, пока ко мне не пришли с описью имущества».
22 марта 1930 года о. Николай был арестован в административном отделе Михневского районного исполнительного комитета и 24 марта допрошен повторно. На этом допросе священник полностью подтвердил свои предыдущие показания и заметил, что «какой-либо антисоветской агитации я не вел». В этот же день уполномоченный ОГПУ постановил избрать мерой пресечения – содержание под стражей в Серпуховском Исправтруддоме. 19 апреля было сформулировано обвинительное заключение, в котором предъявлялось обвинение в антисоветской агитации и 25 апреля 1930 года тройка ОГПУ приговорила священника Николая Виноградова к выселке в Северный Край сроком на 3 года.
Еще не старый священник не выдержал тяжелых условий северной ссылки. 17 ноября 1931 года в Емецком районе Архангельской области священноисповедник Николай Виноградов умер и был погребен в безвестной могиле.
После ареста священника служба в храме перестала совершаться, двадцатка необходимая для регистрации прихода распалась, а в 1934 году постановлением Президиума Михневского районного исполнительного комитета от 14 марта храм был закрыт. Богослужение в храме возобновилось только в 2000 году.
Священноисповедник Николай, стяжав мученический венец, предстоят Престолу Всевышнего и молится за нас. Память священноисповедника иерея Николая совершается в день его кончины 4/17 ноября и в день Собора новомучеников и исповедников Российских.

15 ноября - день памяти священномучеников Константина Юрганова и Анании Аристова

Отправлено 14 нояб. 2017 г., 23:30 пользователем Ксения Ванакова

Отец Константин Юрганов и отец Ананий Аристов оказались связаны друг с другом и в жизни, и в святой мученической кончине. Уроженцы села Серга Пермского уезда Пермской губернии, они оба были рукоположены священниками в Крестовоздвиженскую церковь своего села. Можно предположить, что так батюшки мирно и прослужили бы вместе до преклонных лет, наставляя и духовно окормляя односельчан, но наступили лихие годы революции. Оба священника были арестованы 16 июня 1918 года. Четыре с половиной месяца они провели в заключении, после чего их обвинили в контрреволюционной деятельности и приговорили к высшей мере наказания. Приговор был приведен в исполнение 2 ноября. Отца Константина и отца Ананию отвезли в Пермь и расстреляли в саду Духовной семинарии. Пермские новомученики были прославлены в лике святых Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 20 августа 2000 года. Мы молимся и верим, что священномученик Константин со священномучеником Ананией и сейчас пребывают в Небесных обителях вместе, где ходатайствуют за свою страну и за свой народ перед Творцом всех.

По материалам: Дамаскин (Орловский), иером. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви XX столетия: Жизнеописания и материалы к ним. Тверь. 1996. Кн.2. С.132.

13 ноября - день памяти священномученика Иоанна Кочурова

Отправлено 10 нояб. 2017 г., 3:47 пользователем Татьяна Логинова   [ обновлено 12 нояб. 2017 г., 4:03 ]

1 октября 1917 года в Царском Селе открылась новая яркая, исполненная дольней печали и вместе с тем горней радости, страница и истории русской церковной святости - святости новомучеников XX века. Открытие этой страницы оказалось связанным с именем русского православного пастыря, ставшего одним из первых, положивших душу свою за чад своих в богоборческом XX веке, протоиерея Иоанна Кочурова.

Отец Иоанн Кочуров родился 13 июля 1871 года в селе Бигильдино-Сурки Данковского уезда Рязанской губернии в благочестивой и многодетной семье сельского священника Александра Кочурова и его супруги Анны. Священник Александр Кочуров, с момента своего рукоположения 2 марта 1857 года, почти всю жизнь прослуживший в Богоявленской церкви села Бигильдино-Сурки Рязанской епархии и все эти годы успешно совмещавший свое приходское служение с исполнением обязанностей законоучителя Бигильдинского народного училища, ярко запечатлел в сознании своих сыновей, и в особенности наиболее духовно чуткого из них Иоанна, образ исполненного глубокого смирения и вместе с тем высокого вдохновения приходского пастыря.

Основанное на замечательных традициях семей потомственного русского духовенства и связанное с естественным следованием народному православному благочестию воспитание отца Иоанна предопределило его вступление на стезю подготовки к пастырскому служению. Пребывание отца Иоанна сначала в Данковском духовном училище, а затем в Рязанской духовной семинарии сопровождалось не только выдающимися успехами в изучении богословских и общеобразовательных дисциплин, но и замечательными примерами церковного благочестия, которые он проявлял в достаточно суровом и не всегда безупречном в нравственном отношении быту провинциальной духовной школы.

Успешно закончив в 1891 году Рязанскую духовную семинарию и прекрасно выдержав вступительные испытания в Санкт-Петербургскую духовную академию, отец Иоанн стал студентом одного из лучших богословских учебных заведений России.

В период обучения отца Иоанна в Санкт-Петербургской духовной академии с достаточной четкостью определилась его склонность рассматривать богословское образование в качестве подготовки прежде всего к своему будущему пастырско-приходскому служению. При этом уже в студенческие годы отец Иоанн связывал возможность своего пастырского служения с миссионерской деятельностью, в которой для него воплощался идеал православного пастыря. По окончании 10 июня 1895 года Санкт-Петербургской духовной академии со званием действительного студента отец Иоанн в соответствии с его давним желанием был направлен на миссионерское служение в Алеутскую и Аляскинскую епархию.

Приезд отца Иоанна, незадолго до оставления России вступившего в брак с Александрой Чернышевой, в протестантскую Америку привел его в соприкосновение с жизнью, во многих отношениях не схожей с привычной для него жизнью православной России. Оказавшись в первое время своего пребывания в США в Нью-Йорке, разительно отличавшемся по своему бытовому и духовному укладу от русских городов, и еще не успев освоить английский язык, отец Иоанн благодаря братской поддержке представителей небольшой православной общины Нью-Йорка смог без особых психологических и житейских осложнений включиться в жизнь незнакомой ему страны. Следует подчеркнуть, что церковная жизнь обширной по своей территории, но весьма малочисленной по количеству своего духовенства Алеутской и Аляскинской епархии в различных районах страны обладала весьма существенными особенностями. Если в Северной Калифорнии, на Алеутских островах и Аляске, где русские православные приходы существовали к тому времени около 100 лет, церковная жизнь осуществлялась на основе достаточно многочисленных приходских общин, обладавших значительными материальными возможностями и уже не в одном поколении своих членов связанных с традиционным укладом жизни Америки, то в большинстве остальных районов страны православная церковная жизнь только зарождалась и в значительной степени предполагала со стороны православного духовенства необходимость миссионерского служения, призванного создать полноценные православные приходы в среде разноплеменного и многоконфессионального местного населения. Именно в один из таких районов епархии и предстояло отправиться отцу Иоанну, рукоположенному в сан священника 27 августа 1895 года Преосвященным Николаем, епископом Алеутским и Аляскинским.

Начало приходского служения отца Иоанна оказалось связано с открытым в 1892 году Преосвященным епископом Николаем православным приходом города Чикаго. Назначенный в 1895 году Указом Святейшего СинодаСинод настоятелем чикагской церкви святого Владимира отец Иоанн соприкоснулся с приходской жизнью, разительно отличавшейся от упорядоченной, укорененной в вековых традициях жизни православных приходов в России. Являясь одиноким островком православной церковной жизни, отделенным многими сотнями миль от разрозненных православных приходов Северной Америки, чикагский храм святого Владимира и приписанная к нему церковь Трех Святителей города Стритора за менее чем трехлетний период своего существования еще не успели сформироваться как полноценные православные приходы и требовали для своего становления поистине подвижнических пастырских трудов со стороны еще совсем молодого священника отца Иоанна. Оказавшись на малочисленном и многонациональном по составу своих прихожан чикагско-сгриторском приходе, отец Иоанн окормлял представителей малоимущих слоев эмигрантов православного вероисповедания и не имел возможности при осуществлении своей деятельности опираться на прочную приходскую общину, которая располагала бы сколько-нибудь значительными материальными средствами. В одной из своих статей в декабре 1898 года отец Иоанн дал следующую выразительную характеристику состава прихожан чикагско-стриторского прихода. "Православный приход Владимирской Чикагской церкви, - писал отец Иоанн, - состоит из немногих коренных русских выходцев, из галицких и угорских славян, арабов, болгар и аравитян. Большинство прихожан - рабочий народ, снискивающий себе пропитание тяжелым трудом по месту жительства на окраинах города. К чикагскому приходу приписана церковь Трех Святителей и приход города Стритора. Стритор и при нем местечко Кенгли находятся в 94 милях от Чикаго и известны своими каменноугольными копями. Православный приход там состоит из работающих на копях словаков, обращенных из униатов".

Столь своеобразный состав прихожан чикагско-стриторского прихода требовал от отца Иоанна умелого сочетания в его деятельности пастырско-литургического и миссионерско-просветительского элементов, позволявших не только духовно и организационно стабилизировать состав своей приходской общины, но постоянно расширять свою паству за счет новообращенных или возвращавшихся в Православие разноплеменных христиан штата Иллинойс. Уже в первые три года своего приходского служения отцом Иоанном были присоединены к Православной Церкви 86 униатов и 5 католиков, а число постоянных прихожан в храмах чикагско-стриторского прихода возросло до 215 человек в Чикаго и 88 человек в Стриторе. При обоих приходских храмах успешно функционировали детские церковные школы, в которых обучались более 20 учеников и курс обучения в которых предполагал еженедельные субботние занятия в период учебного года и ежедневные занятия в каникулярные периоды.

Продолжая в своей деятельности лучшие традиции русской православной епархии в Северной Америке, отец Иоанн организовал в Чикаго и Стриторе Свято-Никольское и Трех-Святительское братства, ставившие своей целью активизацию социальной и материальной взаимопомощи среди прихожан чикагско-стриторского прихода и входившие в состав "Православного Общества Взаимопомощи".

Многочисленные труды по созиданию полнокровной приходской жизни во вверенных ему храмах не препятствовали отцу Иоанну нести важные послушания епархиального характера. Так, 1 апреля 1897 года отец Иоанн был включен в состав только что образованного в Алеутской и Аляскинской епархии Цензурного Комитета "для сочинений на русском, малорусском и английском языках", а 22 мая 1899 года резолюцией недавно прибывшего в епархию святителя ТихонаЖитие.. Святитель Тихон, патриарх МосковскийИкона. Патриарх ТихонМолитвыХрамы, тогда епископа Алеутского и Аляскинского, отец Иоанн был назначен Председателем Правления "Общества Взаимопомощи".

Разнообразные труды отца Иоанна уже в первые годы своего пастырского служения были отмечены Преосвященным епископом Николаем Священническим наградами".

Значительным препятствием для осуществления богослужебной жизни на чикагско-стриторском приходе являлась неприспособленность к богослужению зданий, в которых располагались приходские храмы. В Чикаго храм святого Владимира занимал небольшую часть здания, арендовавшегося у его владельца в юго-западной части горда. На первом этаже арендовавшейся части города. На первом этаже арендовавшейся части здания находились храм и отделенные от него стеной кухня и комната прислуги. На втором этаже - несколько небольших комнат, в которых проживали семья отца Иоанна и штатный псаломщик храма. В Стриторе храм Трех Святителей располагался в помещении вестибюля русского отдела Всемирной чикагской выставки.

Особое значение в решении проблем богослужебной жизни прихода, вверенного пастырскому попечению отца Иоанна, имело вступление на Алеутскую и Аляскинскую кафедру 30 ноября 1898 года святителя ТихонаЖитие.. Святитель Тихон, патриарх МосковскийИкона. Патриарх ТихонМолитвыХрамы, будущего Патриарха Московского. Ревностно исполняя свои архипастырские обязанности, святитель Тихон уже в первые месяцы своего пребывания на кафедре постарался посетить практически все православные приходы, разбросанные на обширной территории Алеутской и Аляскинской епархии и вникнуть во все наиболее насущные нужды своего епархиального духовенства. Впервые прибыв в Чикаго 28 апреля 1899 года, святитель Тихон преподал свое архипастырское благословение отцу Иоанну и его пастве, и уже на другой день совершил осмотр территории, предполагавшейся стать местом для постройки нового храма, столь необходимого чикагскому приходу. 30 апреля, побывав в Трех-Святительской церкви Стритора, святитель Тихон в сослужении отца Иоанна совершил всенощное бдениеВсенощное бдение во Владимирском храме Чикаго, а на следующий день после совершения Божественной литургииЛитургия святитель Тихон утвердил представленный ему протокол заседания комитета по постройке нового храма в Чикаго, деятельностью которого руководил отец Иоанн.

Ограниченные материальные возможности окормлявшего преимущественно бедняков чикагско-cтриторского прихода не позволяли отцу Иоанну сразу приступить к возведению нового храма. В то же время с момента его приезда в Северную Америку прошло уже более пяти лет и желание хотя бы ненадолго побывать в горячо любимой православной России побуждало отца Иоанна обратиться к святителю Тихону с прошением о предоставлении ему отпуска для путешествия на Родину. Помнивший прежде всего о нуждах вверенного ему прихода, отец Иоанн решил использовать предоставленный ему на период с 15 января по 15 мая 1900 года отпуск для того, чтобы осуществить в России сбор средств, которые позволили бы приходской общине Чикаго приступить к строительству нового храма и создать первое в Чикаго православное кладбище. Успешно совместив путешествие на Родину со сбором средств для нужд прихода, отец Иоанн вскоре после своего возвращения из отпуска приступил к возведению нового здания храма, на закладку которого 31 марта 1902 года прибыл святитель Тихон.

С подлинным пастырским вдохновением и, вместе с тем, с трезвым практическим расчетом руководил отец Иоанн строительством нового храма, возведение которого было завершено в 1903 году и потребовало очень значительных по тем временам затрат в сумме 50 тысяч долларов". Освящение нового храма в честь Пресвятой Троицы, совершенное святителем Тихоном, стало настоящим праздником для всей русской православной епархии в Северной Америке. Два года спустя в приветственном адресе, врученном отцу Иоанну в связи с чествованием 10-летия его пастырского служения, труды заботливого пастыря по возведению церкви Пресвятой Троицы, ставшей одним из самых замечательных православных храмов в Америке, получили самую высокую оценку. "Год, полный самых острых впечатлений, порой мучительных, порой благодатных, - говорилось в приветственном адресе, - год бесконечно тяжелого сбора подаяний в пределах России, год бессонных ночей, истрепанных нервов, неисчислимых страданий, - и вот - памятник Вашей заботы - рукотворный в образе величественного православного русского храма, сияющий своими крестами в Чикаго, и нерукотворный - в мире и любви, насажденных в сердцах Ваших пасомых!". За эти вдохновенные труды по представлению святителя Тихона отец Иоанн 6 мая 1903 года был награжден орденом святой Анны III степени.

Ревностно исполняя свои многочисленные приходские обязанности и являясь в течение первых девяти лет своего служения единственным священником в приходских храмах Чикаго и Стритора, отец Иоанн продолжал принимать активное участие в решении общих вопросов епархиальной жизни в Северной Америке. В феврале 1904 года отец Иоанн был назначен председателем Цензурного Комитета Алеутской и Североамериканской епархии, членом которого он уже являлся на протяжении 7 лет. В июне 1905 года отец Иоанн принял активное участие в заседаниях подготовительного съезда епархиального духовенства в Ольдфордже, на котором под руководством святителя Тихона обсуждались вопросы, связанные с подготовкой первого Собора в истории Алеутской и Североамериканской епархии. Именно на этом съезде 20 июля 1905 года в торжественной обстановке произошло чествование отца Иоанна в связи с исполнявшимся 27 августа 1905 года десятилетним юбилеем его священнического служения. В церкви святого архистратига Михаила города Ольдфорджа в присутствии большой группы епархиального духовенства, возглавлявшейся Преосвященным Рафаилом, епископам Бруклинским, отцу Иоанну были поднесены золотой наперсный крест и приветственный адрес, который содержал в себе глубоко прочувствованное и вместе с тем исчерпывающее в своей объективности описание всего периода пастырского служения отца Иоанна в Северной Америке. "Прямо со школьной академической скамьи, покинув родину, - говорилось в приветственном адресе, - пришли Вы в этот чужой край, чтобы всю свою, тогда еще юношескую энергию, все силы посвятить святому делу, к которому влекло Вас призвание. Тяжелое наследие досталось здесь в удел Вам. Запущенное церковное хозяйство, сырой полуразвалившийся дом, в котором ютилась тогда чикагская церковь, неопределенный по составу и числу членов приход, раскиданный по разным уголкам огромного города с иноверным населением и раздираемый хищниками, - все это могло бы наполнить смущением душу молодого работника, но Вы мужественно приняли на себя задачу извлечь из груды мусора драгоценную искру, снять плесень, поедавшую приходский .материал, вдохнуть священный огонь в небольшую дружину пасомых! Вы забывали себя, забывали лишения, болезни, скудную обстановку дома, где ветхие стены, полы и трещины открывали доступ внешним стихиям и губительному влиянию на здоровье Ваше и Вашей семьи- Ваши малютки хворали, жена болела, и жестокий ревматизм как будто хотел умертвить Ваше дерзновение, сократить Вашу энергию. Мы приветствуем Вас, памятуя и о других добрых деяниях Ваших, совершение коих как доброчестная лавровая ветвь неотъемлемо вплетается в тот же похвальный венец Вашего десятилетнего священного служения: разумеем безвозмездное служение Ваше в звании Председателя - дорогому Православному Обществу Взаимопомощи, в звании цензора - просветительному миссионерскому издательскому делу, и расширению нашей Миссии - организовыванием приходов в Мадисоне и Гарегоне. В восполнение же слова нашего, упомянем и еще об одном обстоятельстве, усугубляющем доблесть Вашей работы и величие результатов ее. Отдаленность прихода Вашего в Чикаго отрывала Вас от личного общения с другими Вашими собратьями в Америке, лишала Вас возможности иногда по целым годам видеться с сослуживцами-пастырями.. Вы были лишены того, чем для большей части из нас скрашивается здесь прохождение нашего миссионерского служения. Как трогательно, но и в какой степени выразительно засвидетельствовалось это одиночество Ваше тем, что даже собственных детей Вам приходилось крестить самому, по неимению вблизи священнослужителей. Сей подносимый нами святой крест да служит Вам знаком братской любви нашей, а изображенное на нем распятие нашего Господа да мирит Вас с горестями, страданиями, столь частыми в жизни миссионера-пастыря, и ободряет Вас на большие и большие труды во славу Подвигоположника и Пастыреначальника нашего Иисуса Христа".

Менее чем через год после празднования десятилетнего юбилея своего священнического служения отец Иоанн был удостоен со стороны высшей церковной власти одной из почетных священнических наград, достойно увенчавшей его поистине подвижнические приходские труды в Алеутской и Североамериканской епархии. Указом Святейшего Синода от 6 мая 1906 года отец Иоанн был возведен в сан протоиереяПротоиерей.

В священническом служении отца Иоанна в Северной Америке наступал качественно новый период, когда, став благодаря своей выдающейся пастырско-приходской и епархиально-административной деятельности одним из наиболее авторитетных протоиереев епархии, отец Иоанн во все большей степени привлекался высоко ценившим его святителем ТихономЖитие.. Святитель Тихон, патриарх МосковскийИкона. Патриарх ТихонМолитвыХрамы к решению важнейших вопросов епархиального управления. В мае 1906 года отец Иоанн был назначен благочинным Нью-Йоркского округа восточных штатов, а в феврале 1907 года ему суждено было стать одним из наиболее активных участников первого Собора Североамериканской Православной Церкви в Майфилде, ознаменовавшего преобразование быстро увеличивающейся Алеутской и Североамериканской епархии в Русскую Православную Греко-Кафолическую Церковь в Америке, на основе которой со временем возникла Православная Церковь в Америке.

Однако сколь бы ни казались благополучными внешние обстоятельства служения отца Иоанна в Северной Америке в период 1903 - 1907 годов, когда воздвигнутый его трудами чикагско-стриторский приход превратился в один из самых обустроенных и перспективных приходов епархии, глубокая тоска по горячо любимой Родине, на которой отец Иоанн за последние 12 лет своей жизни мог провести лишь несколько месяцев во время своего единовременного отпуска, необходимость дать своим трем старшим детям возможность проходить обучение в русских средних учебных заведениях все чаще заставляли отца Иоанна задумываться над возможностью продолжать свое священническое служение на родной российской земле. Весьма значительным основанием для написания отцом Иоанном весной 1907 года прошения о переводе его в Россию явились настоятельные просьбы об этом его пожилого и тяжело больного тестя, являвшегося священнослужителем Санкт-Петербургской епархии и мечтавшего передать свой приход под надежное пастырское водительство такого достойного священника, каким зарекомендовал себя протоиерей Иоанн. Получив 20 мая 1907 года согласно прошению увольнение от службы в Алеутской и Североамериканской епархии, отец Иоанн в июне 1907 года стал готовиться к возвращению в Россию. Однако за неделю до отъезда семье отца Иоанна пришлось пережить неожиданное потрясение, которым стало извещение о смерти так и не дождавшегося их возвращения на Родину горячо любимого родителя матушки Александры. В июле 1907 года, покидая дорогой его сердцу чикагско-стриторский приход, с которым были связаны 12 лет его миссионерско-пастырского служения, протоиерей Иоанн отправился в неизвестность, ожидавшую его на Родине, с которой отныне и навсегда было связано его священническое служение.

Возвращение отца Иоанна летом 1907 года в Россию не только ознаменовало для него начало служения в знакомой ему по годам студенческой жизни Санкт-Петербургской епархии, но и поставило его перед необходимостью применить свои пастырские дарования на уже частично освоенном им в Америке поприще духовного просвещения. На основании Указа Санкт-Петербургской Духовной Консистории отец Иоанн в августе 1907 года был приписан к клиру Преображенского собора города Нарвы и с 15 августа 1907 года стал исполнять обязанности законоучителя нарвских мужской и женской гимназий Приказом Главноуправляющего Санкт-Петербургским Учебным Округом от 20 октября 1907 года отец Иоанн был утвержден на действительную службу в мужскую гимназию и по найму в женскую гимназию Нарвы в должности законоучителя, и именно эта должность стала основной сферой его церковного служения на предстоящие 9 лет жизни.

Общий уклад жизни небольшой уездной Нарвы, в которой русские православные жители не составляли и половины населения, отчасти воспроизводил для отца Иоанна знакомую ему по Америке атмосферу осуществления пастырского служения в духовно-социальной среде, пронизанной инославными влияниями. Однако осуществление им законоучительской деятельности в двух средних учебных заведениях, в которых, безусловно, доминировали русский культурный элемент и православная религиозная направленность, позволяло отцу Иоанну ощущать себя в с детства знакомой атмосфере русской православной жизни.

Педагогическая нагрузка отца Иоанна, составлявшая за годы его преподавания, как правило, в мужской гимназии - 16 часов в неделю и в женской гимназии - 10 часов в неделю, требовала от него весьма значительных усилий, учитывая, что преподавание "Закона Божия" в различных классах в силу широты программы данного предмета предполагало умение законоучителя ориентироваться в самых разных вопросах богословского и общеобразовательного характера. Однако подобно тому, как пятнадцать лет настоятельства на чикагско-стриторском приходе превратили отца Иоанна из начинающего неопытного священника в одного из авторитетнейших приходских пастырей епархии, 9 лет законоучительской деятельности, лишенной ярких внешних событий, но наполненной сосредоточенной духовно-просветительской работой, обусловили отца Иоанна как добросовестнейшего практикующего церковного педагога и эрудированного православного проповедника. Уже через 5 лет после начала законоучительской деятельности в средних учебных заведениях Нарвы отец Иоанн 6 мая 1912 года был награжден орденом святой Анны II степени, а еще через 4 года заслуги отца Иоанна на ниве духовного просвещения были отмечены орденом святого Владимира IV степени, который прибавлял к многочисленным церковным и гражданским наградам заслуженного протоиерея право на получение дворянства.

Очевидные успехи отца Иоанна в его законоучительской деятельности дополнялись все эти годы радостью от того, что четыре его старших сына, учившиеся в нарвской гимназии, имели возможность получать гимназическое духовное воспитание под его непосредственным руководством.

Однако среди безусловных преимуществ нового этапа священнического служения отца Иоанна, возвратившегося после долгих лет отсутствия в родное Отечество, существовало обстоятельство, которое не могло не обременять сердце такого прирожденного приходского пастыря, каким всю свою жизнь являлся отец Иоанн. Будучи лишь приписан к Нарвскому Преображенскому собору и не являясь штатным священником этого храма, отец Иоанн, как в силу этой особенности своего положения, так и в силу исполнения им обязанностей гимназического законоучителя, был лишен возможности не только руководить, но даже полнокровно участвовать в приходской жизни Нарвского Преображенского собора. Лишь в ноябре 1916 года, когда Указом Санкт-Петербургской Духовной Консистории отец Иоанн был назначен на освободившуюся вторую вакансию в Екатерининском соборе Царского Села в качестве приходского священника, его мечте о возобновлении своего служения приходского пастыря в одном из храмов на Родине суждено было сбыться.

В Царском Селе, ставшем замечательным воплощением целой эпохи в истории духовной культуры и счастливым образом сочетавшем в своей жизни черты тихого уездного городка и блистательной петербургской столицы, Екатерининский собор занимал особое место, являясь крупнейшим приходским храмом города среди преобладавших в нем церквей дворцового и военного ведомств. Поступив в клир Екатерининского собора и поселившись с матушкой и 5 детьми (старший сын Владимир находился в это время на военной службе) отец Иоанн получил, наконец, желанную возможность во всей полноте окунуться в жизнь приходского пастыря на одном из замечательнейших приходов Санкт-Петербургской епархии. Тепло и с большим уважением принятый паствой Екатерининского собора, отец Иоанн с первых месяцев своего приходского служения зарекомендовал себя не только как ревностный и благоговейный совершитель службы Божией, но и как красноречивый и эрудированный проповедник, собиравший под своды Екатерининского собора православных христиан со всех концов Царского Села. Казалось, что столь успешное начало приходского служения в Екатерининском соборе должно было открыть для отца Иоанна начало нового периода его священнического служения, в котором пастырское вдохновение и самопожертвование, характерные для всей предшествующей деятельности отца Иоанна, будут сочетаться с житейской стабильностью внешних условий служения и духовной умиротворенностью внутренних отношений между заботливым пастырем и его многочисленной благочестивой паствой. Однако события Февральской революции, разразившейся в Петрограде уже через 3 месяца после назначения отца Иоанна в Екатерининский собор, стали постепенно втягивать Царское Село в коварный водоворот революционных событий.

Солдатские волнения, имевшие место в воинских частях, расквартированных в Царском Селе уже в первые дни Февральской революции, многомесячное заточение императорской семьи в Александровском дворце, которое привлекало к городу внимание представителей наиболее непримиримо настроенных революционных кругов, толкавших страну на путь междоусобной смуты, наконец, общее внутриполитическое противоборство, начавшееся в России в период участия страны в кровопролитной войне с внешним врагом, постепенно изменяли обычно спокойную атмосферу Царского Села, отвлекая внимание его жителей от повседневного добросовестного исполнения своего христианского и гражданского долга перед Церковью и Отечеством. И все эти тревожные месяцы с амвона Екатерининского собора звучало вдохновенное слово отца Иоанна, стремившегося внести в души царскосельских православных христиан чувство умиротворенности и призывавшего их к религиозному осмыслению как своей внутренней жизни, так и происходивших в России противоречивых перемен.

Через несколько дней после захвата в октябре 1917 года власти в Петрограде большевиками эхо грозных событий, происшедших в столице, отозвалось в Царском Селе. Стремясь вытеснить из Царского Села находившиеся там казачьи части генерала П.Н.Краснова, которые сохраняли верность Временному правительству, к городу двинулись из Петрограда вооруженные отряды красногвардейцев, матросов и солдат, поддержавших большевистский переворот. Утром 30 октября 1917 года, находясь на подступах к Царскому Селу, большевистские отряды стали подвергать город артиллерийскому обстрелу. В Царском Селе, жители которого, как, впрочем, и все население России, еще не подозревали о том, что страна оказалась ввергнутой в гражданскую войну, началась паника, многие горожане устремились в православные храмы, в том числе и в Екатерининский собор, надеясь обрести за богослужением молитвенное успокоение и услышать с амвона пастырское увещевание в связи с происходившими событиями. Весь клир Екатерининского собора живо откликнулся на духовное вопрошание своей паствы и после особого молебна о прекращении междоусобной брани, совершенного под сводами до отказа заполненного храма, настоятель собора протоиерей Н.И.Смирнов вместе с другими соборными священниками отцом Иоанном и отцом Стефаном Фокко приняли решение о совершении в городе крестного хода с чтением нарочитых молений о прекращении междоусобной братоубийственной брани. На страницах газеты "Всероссийский Церковно-Общественный Вестник" через несколько дней было приведено свидетельство корреспондента одной из Петроградских газет, следующим образом описывающее события, происходившие во время крестного хода.

"Крестный ход пришлось совершать под артиллерийским обстрелом и вопреки всех ожиданий он вышел довольно многолюдным. Рыдания и вопли женщин и детей заглушали слова молитвы о мире. Два священника на пути крестного хода произнесли горячие проповеди, призывая народ к спокойствию ввиду грядущих испытаний.

Мне удалось с достаточной положительностью установить, что проповеди священников были лишены какого-либо политического оттенка.

Крестный ход затянулся. Сумерки сменились вечером. В руках молящихся зажглись восковые свечи. Пел весь народ.

Как раз в эти минуты из города отходили казаки. Священников предупреждали об этом - Не пора ли прекратить моления?!

"Мы исполним свой долг до конца" - заявили они. - И ушли от нас и идут к нам братья наши! Что они сделают нам?"

Желая предотвратить возможность боев на улицах Царского Села, командование казачьих частей вечером 30 октября стало выводить их из города, и утром 31 октября, не встретив какого-либо сопротивления, в Царское Село вступили большевистские отряды. Один из безымянных очевидцев последовавших затем в Царском Селе трагических событий в письме выдающемуся петербургскому протоиерею Ф.Н.Орнатскому, которому самому вскоре довелось принять мученическую смерть от богоборческой власти, безыскусными, но в этой безыскусности глубоко проникновенными словами повествовал о страстотерпчестве, выпавшем на долю отца Иоанна. "Вчера (31 октября), - писал он, - когда большевики вступили вкупе с красногвардейцами в Царское, начинался обход квартир и аресты офицеров, а отца Иоанна (Александровича Кочурова) свели на окраину города, к Федоровскому собору, и там убили за то, что священники, организуя крестный ход, молились будто бы только о победе казаков, что, конечно, на самом деле не было и быть не могло. Остальных священников вечером вчера отпустили. Таким образом одним мучеником за Веру Христову стало больше Почивший хотя и пробыл в Царском недолго, но снискал себе всеобщие симпатии, и на его беседы стекалась масса народу"

Уже упоминавшийся выше петроградский корреспондент воспроизвел ужасающую картину мученической гибели отца Иоанна и последовавших за ней событий с дополнительными подробностями. "Священники были схвачены и отправлены в помещение Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. Священник отец Иоанн Кочуров воспротестовал и пытался разъяснить дело. Он получил несколько ударов по лицу. С гиканьем и улюлюканьем разъяренная толпа повела его к царскосельскому аэродрому. Несколько винтовок было поднято на безоружного пастыря. Выстрел, другой - взмахнув руками, священник упал ничком на землю, кровь залила его рясу. Смерть не была мгновенной- Его таскали за волосы, и кто-то предлагал кому-то "прикончить как собаку". На утро тело священника было перенесено в бывший дворцовый госпиталь. Посетивший госпиталь председатель Думы вместе с одним из гласных, как сообщает "Дело народа", видел тело священника, но серебряного креста на груди уже не было."

Последнее упомянутое корреспондентом трагическое обстоятельство, которое сопровождало мученическую смерть отца Иоанна, приобретает особый духовный смысл в связи с оказавшимися в каком-то смысле пророческими словами, произнесенными отцом Иоанном 12 лет до своей кончины в далекой Америке при вручении ему золотого наперсного креста во время чествования 10-летия его священнического служения. "Целую этот Святой Крест, дар вашей братской любви ко мне, - проникновенно говорил тогда отец Иоанн. - Пусть он будет поддержкой в трудные минуты. Не буду говорить громких фраз о том, что я не расстанусь с ним до могилы. Эта фраза громка, но не разумна. Не в могиле ему место. Пусть он останется здесь, на земле, для моих детей и потомков, как фамильная святыня и как ясное доказательство того, что братство и дружество - самые святые явления на земле."

Так благодарил своих сослужителей и свою паству отец Иоанн, не подозревавший о том, что именно молитва о ниспослании "братства и дружества" русским православным людям в годину оскудения любви и милосердия в многострадальной России вызовет к нему беспощадную ненависть богоотступников, которые, лишив его земной жизни и сорвав с его бездыханного тела наперсный крест, не смогли лишить его нетленной славы православного мученичества.

В начале 1917 года большевистская власть еще не сумела утвердить своего безраздельного господства даже в окрестностях Петрограда, а государственный террор еще не стал неотъемлемой частью жизни россиян. Поэтому наряду со всеобщим ужасом и возмущением в широких слоях населения Царского Села и Петрограда первое злодейское убийство русского православного священника побудило еще не разогнанные большевиками органы прежней власти образовать следственную комиссию, в которую вошли два представителя Петроградской городской Думы и которая вскоре была упразднена большевиками, так и не успев найти убийц отца Иоанна.

Однако для русской церковной жизни гораздо большее значение имел тот глубокий духовный отклик, который вызвала в сердцах многих русских православных людей и священноначалия Русской Православной Церкви первая в XX веке мученическая кончина русского православного пастыря. Через несколько дней после отпевания и погребения отца Иоанна в усыпальнице Екатерининского собора Царского Села, совершенного потрясенным царскосельским духовенством в атмосфере духовной печали и тревоги, руководство Петроградской епархии по благословению находившегося тогда в Москве на Поместном Соборе Высокопреосвященного Вениамина, митрополита Петроградского и ГдовскогоЖитие.. Священномученик Вениамин Петроградский, Гдовский, митрополитИкона. Священномученик Вениамин, митрополит Петроградский и ГдовскийМолитвыЦерковь сщмч. Вениамина, митрополита Петроградского (при исправительной колонии № 5, пос. Металлострой), будущего священномученика, опубликовало в газете "Всероссийский Церковно-Общественный Вестник" следующее сообщение. "В среду, 8 сего ноября, в 9-й день по кончине протоиерея Иоанна Кочурова, убиенного в Царском Селе 31 октября, будет совершена в Казанском соборе в 3 часа дня архиерейским богослужением панихида по протоиерею Иоанне и всем православным христианам, в междоусобной брани убиенным. Приходское духовенство, свободное от служебных обязанностей по приходу, приглашается на панихиду. Ризы белые."

Вскоре после этой архиерейской панихиды, совершенной в Казанском соборе, Епархиальный Совет Петроградской епархии принял обращение "К духовенству и приходским Советам Петроградской Епархии", которое не только явилось первым официально провозглашенным от имени Церкви признанием мученического характера кончины отца Иоанна, но и стало первым церковным документом, указавшим конкретные пути вспомоществования семьям всех священнослужителей, гонимых и убивавшихся богоборцами в России. Этот выдающийся церковно-исторический документ выразительно показывал, с каким глубоким смирением перед надвигающимися на Церковь гонениями и с каким подлинным состраданием к обездоленной семье отца Иоанна руководство Петроградской епархии отреагировало на смерть первого священномученика епархии. "Дорогие братья! - говорилось в обращении Петроградского Епархиального Совета. - 31 октября с. г. в городе Царском Селе мученически погиб один из добрых пастырей Петроградской епархии, протоиерей местного собора Иоанн Александрович Кочуров. Без всякой вины и повода он был схвачен из своей квартиры, выведен за город и там, на чистом поле, расстрелян обезумевшей толпой.

С чувством глубокой скорби узнал эту печальную новость Петроградский Церковно-Епархиальный Совет. И скорбь эта еще более увеличивается от сознания того, что после покойного протоиерея осталась большая семья - шесть человек, без крова и пропитания и без всяких средств к жизни.

Бог судья коварным злодеям, насильнически прекратившим молодую еще жизнь. Если они уйдут безнаказанными от суда людского, то не скроются от суда Божиего. Наша же теперь обязанность не только молиться об упокоении души невинного страдальца, но и своею искреннею любовью постараться залечить глубокую и неисцелимую рану, которая нанесена в самое сердце бедных сирот. Прямой долг епархии и епархиального духовенства обеспечить осиротелую семью пастыря-мученика, дать возможность безбедно просуществовать ей и получить детям должное образование.

И Церковно-Епархиальный Совет, движимый самыми искренними и возвышенными стремлениями, обращается теперь к духовенству, приходским советам и ко всем православным людям Петроградской епархии с горячим призывом и усерднейше просит, во имя Христовой любви, протянуть руку братской помощи и своей посильной лептой поддержать бедную семью. Эта помощь нужна, и нужна безотлагательно!

Его мученическая смерть - это суровое напоминание, грозное предостережение для всех нас. Надо, следовательно, заранее быть готовыми ко всему. И чтобы не оставаться в таком беспомощном положении, как сейчас, надо заранее иметь готовый, определенный фонд на помощь в таких и им подобных случаях, дабы беззащитное духовенство, гонимое и терзаемое, в трудную минуту своей жизни могло иметь материальную поддержку от присных своих.

В каждый приход и в каждую Церковь епархии через отцов благочинных будут доставлены особые подписные листы для записи в них добровольных пожертвований и отчислений из церковных сумм как на помощь семье покойного отца протоиерея И.А.Кочурова, так равно и на образование особого, специального фонда для оказания из него помощи духовенству во всех подобных случаях.

Большая задача требует и больших средств. Но Церковно-Епархиальный Совет надеется, что при помощи Божией средства эти найдутся. И посильная лепта епархии и духовенства, лепта добровольная и возлагаемая на христианскую помощь каждого, даст возможность отереть слезы несчастных сирот и положить начало тому доброму делу братской помощи, которая так нужна духовенству теперь... "Гром грянул - пора перекреститься!"

Регулярно посещавший свою епархию во время работы Поместного Собора 1917 года в Москве святитель ВениаминЖитие.. Священномученик Вениамин Петроградский, Гдовский, митрополитИкона. Священномученик Вениамин, митрополит Петроградский и ГдовскийМолитвыЦерковь сщмч. Вениамина, митрополита Петроградского (при исправительной колонии № 5, пос. Металлострой) 24 ноября в престольный праздникЖитие.. Великомученица ЕкатеринаИкона. Великомученица ЕкатеринаМолитвыХрамы Царскосельского Екатерининского собора совершил в нем Божественную литургию. "Литургия закончилась горячим словом Архипастыря, обратившегося к народу с горячим призывом к единению, любви и братству, - писал корреспондент газеты "Всероссийский Церковно-Общественный Вестник". -Попутно владыка помянул об ужасном событии - расстреле дорогого пастыря местного храма отца Иоанна Кочурова и заметил, что как ни печально это событие, но в нем есть и утешение от сознания, что пастырь отдал жизнь за любовь к Богу и ближним, что он явил собой пример христианского мученичества. Слово Архипастыря произвело на всех сильное впечатление, у многих видны были слезы. По окончании ЛитургииЛитургия в усыпальнице собора состоялась заупокойная лития у гроба о. Иоанна. После службы владыка посетил семью почившего в церковном доме". Таким образом, вторично, на этот раз устами епархиального архиерея, поминавшего убиенного священнослужителя своей епархии, Русская Православная Церковь определяла гибель отца Иоанна как мученическую кончину.

Глубокой скорбью отозвалась эта кончина и в сердцах участников Поместного Собора, проходившего в Москве и поручившего протоиерею П.А.Миртову "составить проект послания от лица Собора с извещением о подробностях кончины безвременно почившего отца Иоанна Кочурова, павшего жертвой ревностного исполнения обязанностей своего звания".

Выражая сложившееся на Поместном Соборе искреннее убеждение в том, что в лице убиенного отца Иоанна Русская Православная Церковь обрела нового священномученика, Святейший Патриарх ТихонЖитие.. Святитель Тихон, патриарх МосковскийИкона. Патриарх ТихонМолитвыХрамы, хорошо узнавший отца Иоанна за годы многолетнего совместного служения в Алеутской и Североамериканской епархии и с тех пор исполнившийся к нему глубокого уважения, направил проникновенное письмо вдове почившего пастыря Александре Кочуровой. "С великой скорбью Священный Собор Православной Российской Церкви, а с ним и мерность наша приняли известие о мученической кончине отца протоиерея Иоанна Александровича Кочурова, павшего жертвой ревностного исполнения своего долга, - писал будущий исповедник Святейший Патриарх Тихон. - Соединяя молитвы наши с молитвами Священного Собора об упокоении души убиенного протоиерея Иоанна, разделяем великое горе ваше и делаем это с тем большей любовью, что мы близко знали почившего отца протоиерея и всегда высоко ценили его одушевленную и проникновенную пастырскую деятельность.

Храним в своем сердце твердое упование, что украшенный венцом мученичества, почивший пастырь предстоит ныне Престолу Божию в лике избранников верного стада Христова.

Проникнутый горячим участием к осиротевшей семье вашей, Священный Собор постановил предложить Святейшему Синоду оказать ей необходимое воспособление.

Да поможет Господь мужественно перенести ниспосланное Вам, в путях Божиего Промышления, и да сохранит Он Вас и Ваших детей в невредимости среди бурь и напастей настоящего времени.

Призываем на Вас и Вашу семью благословение Божие. Патриарх Тихон". Ровно через 5 месяцев после кончины отца Иоанна 31 марта 1918 года, когда количество поименно известных Святейшему Синоду убиенных священнослужителей уже достигло 15 человек, в храме Московской духовной семинарии Святейшим Патриархом Тихоном в сослужении 4 архиереев и 10 архимандритов и протоиереев была совершена первая в истории Русской Православной Церкви XX века "заупокойная литургия по новым священномученикам и мученикам". Во время произнесения на заупокойной литургии и панихиде молитвенных возношений "Об упокоении рабов Божиих, за веру и Церковь Православную убиенных" вслед за первым убиенным архиереем митрополитом Владимиром поминался первый убиенный протоиерей Иоанн - отец Иоанн Кочуров, открывший своей страстотерпческой кончиной исповедническое служение сонма новомучеников Российских XX века.

7 ноября - день памяти священномученицы Матроны (Власовой)

Отправлено 6 нояб. 2017 г., 6:46 пользователем Татьяна Логинова   [ обновлено 6 нояб. 2017 г., 6:47 ]

Матрона Власова родилась в 1889 году в селе Пузо Нижегородской губернии, в крестьянской семье. Шестилетней она осталась сиротой и была отдана на воспитание в Серафимо-Дивеевский монастырь. У отроковицы обнаружились способности к рисованию, и живопись стала ее послушанием. Так в послушании и молитве инокиня Матрона прожила в обители до самого ее закрытия в 1927 году.

После закрытия монастыря инокиня Матрона вместе с тремя дивеевскими сестрами поселилась в селе Кузятове Ардатовского района. Сестры прислуживали в церкви, зарабатывали рукоделием, вели жизнь тихую и мирную, но и это вызывало недовольство местной власти. Их арестовали в апреле 1933 года по обвинению в антисоветской агитации. 21 мая 1933 года инокиня Матрона была приговорена к трем годам заключения в Дмитровском лагере Московской области.

После отбытия срока заключения она устроилась при церкви в селе Веригино Горьковской области и исполняла обязанности певчей, сторожа и уборщицы храма. 10 ноября 1937 года матушку арестовали во второй раз, обвинили в принадлежности к «контрреволюционной церковно-фашистской организации» и приговорили к десяти годам заключения в Карлаг, где она работала в больнице уборщицей. Начальство отмечало ее добросовестную работу и скромное поведение. После освобождения инокиня Матрона поселилась в селе Выездном близ Арзамаса. Главным занятием ее по-прежнему было служение в церкви.

19 октября 1949 года ее вновь арестовали по материалам старого дела 1937 года. Власти обвинили мать Матрону в проведении «вражеской работы», пытались заставить оговорить священника церкви села Веригино. Но усилия следователей ни к чему не привели. В деле даже имеется справка о том, что «лиц, скомпрометированных показаниями арестованной Власовой М. Г., в следственном деле не имеется».

Мать Матрону отправили в ссылку в село Каменка Луговского района Джамбульской области Казахской ССР. Ее брат в 1954 году написал ходатайство о помиловании сестры. Последние годы жизни инокиня Матрона проживала у брата в родном селе Пузо. Односельчане вспоминают, что матушка была очень смиренной, тихого нрава. Большую часть дня она молилась. Храм был закрыт, и службы дивеевскими сестрами «правились» по домам, несмотря на многие запрещения и преследования.

Инокиня Матрона мирно скончалась 7 ноября 1963 года. Ее похоронили на сельском кладбище слева от могил мучениц Евдокии, Дарии, Дарии и Марии.

6 октября 2001 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви было принято решение включить в состав уже прославленного Собора новомучеников и исповедников Российских XX века преподобноисповедницу Матрону (Власову).

5 ноября- день памяти новомученика Николая Агафонникова

Отправлено 4 нояб. 2017 г., 4:08 пользователем Татьяна Логинова

Священномученик Николай родился 1 сентября 1876 года в семье потомственного священнослужителя, диакона Агафонникова Владимира Яковлевича, и супруги его Марии Андреевны, происходившей также из духовного сословия.В их доме царили мир и покой.Они отличались добропорядочностью, трудолюбием, долготерпением, отзывчивостью, старались воспитать эти качества и в своем сыне.Мария Андреевна обладала редкой добротой, глубокой верой и с детства приучала сына к искренней молитве, приводя в пример слова святителя Иоанна Златоуста о том, что душа без молитвенного обращения к Богу мертва и бездыханна.С самого раннего детства мальчик приобщался к церковной жизни при храме в своем родном селе Лекма Слободского уезда Вятской губернии.С шести лет он с матерью ходил на клирос и пел с нею, а с семи лет уже читал часы и шестопсалмие.В это же время он так серьезно и ответственно нес послушание пономаря, что прихожане удивлялись смышлености мальчика, усердию и аккуратности в исполнении обязанностей, внимательности, с какой помогал он отцу при богослужении.В начальной школе учиться мальчику было интересно и легко.В 1887 г. Коля Агафонников поступил в Вятское Духовное училище, показав отличное знание церковно-славянского языка.Как и в школе, он отличался серьезным отношением к занятиям и примерным поведением.

В 1898 г. Николай был зачислен воспитанником Вятской Духовной семинарии и одновременно стал псаломщиком Никольского собора города Слободской Вятской губернии.Он читал много духовной литературы, в особенности труды святых отцов и известных подвижников, лелея мечту посвятить себя духовным подвигам на ниве пастырства. В возрасте 23 лет Николай Владимирович Агафонников женился на Нине Васильевне Федоровой, и в том же 1899 г. Преосвященным епископом Вятским Алексием (Опоцким) был рукоположен в сан священника. Первый приход отца Николая находился в селе Загорье Вятской губернии.Приняв на себя высокий подвиг служения Церкви Божией в сане священника, в пастырской деятельности он руководствовался законом любви, залечивая сердечные раны людей, облегчая их горе участием и советом, радуясь вместе с ними их удачам.Разъясняя Священное Писание, батюшка старался учить прихожан жить по заповедям Христовым.Ко всем он относился с неподдельным вниманием и заботой, и люди проникались к нему большим доверием.Отец Николай прослужил здесь приходским священником 17 лет.Любимый и уважаемый пастырь не только поучал и наставлял в православной вере прихожан, занимался нравственным воспитанием молодежи, но и давал советы по житейским вопросам, помогал преодолевать трудности в смутные предреволюционные годы, когда народ так нуждался в молитвенниках и утешителях.Священник нередко помогал в приобретении предметов первой необходимости, лечил прихожан, покупая для них лекарства.Со всей полнотой любящего сердца он отечески заботился о благе и спасении прихожан.Годы революционной смуты застали семью отца Николая в Вятке.Как истинный пастырь он не покинул приход, несмотря на претерпеваемые бедствия.Ревностные строители новой жизни считали, что денежные пожертвования и другие церковные доходы от совершения богослужений и треб, составляют огромные накопления и священники их где-то прячут.Под видом помощи голодающим у отца Николая провели обыск.Какие несметные богатства могла скрывать семья приходского священника, состоящая из 10 человек, где трудился только глава семьи и работал не ради накопления материальных ценностей.

В феврале 1923 г. отец Николай был арестован в Вятке по подозрению в контрреволюционной деятельности и препровожден в Москву на Лубянку.Просидев в Лубянской тюрьме до июля, он был отпущен за недоказанностью обвинения.

Несмотря на все сложности и опасности священнического служения при советской власти, отец Николай не оставил своего креста - не отказался от сана, не перешел в обновленческий раскол.Выйдя из Лубянской тюрьмы, он по-прежнему добросовестно и усердно исполнял лежавшие на нем пастырские обязанности.

Перебравшись в 1927 г. поближе к своим взрослым детям, в Подольский район Московской области, он служил сначала в селе Ворсино, а позже с 1930 г. являлся настоятелем Покровского храма села Ерино и благочинным Подольского округа. На новом месте служения он с терпением воспитывал в пасомых любовь к Богу и Церкви.Исполняя должность благочинного, отец Николай ревностно следил за соблюдением церковных правил.Где бы ни служил отец Николай, везде его любили.Он внушал уважение своей участливостью, духовной стойкостью и бесстрашием.В октябре - ноябре 1937 г. по инициативе Подольского районного отделения УНКВД по Московской области начались массовые аресты "антисоветского и контрреволюционного элемента" в Подольске и Подольском районе.Конечно, это не могло не коснуться Подольского благочинного, митрофорного протоиерея, имевшего большой авторитет среди священников и прихожан.Показания против него дали люди, пользовавшиеся его гостеприимством и вниманием.Он же на следствии не оговорил никого. - С кем Вы имеете общение из служителей культа в Подольском районе? - Как благочинный, имею общение по службе со всеми священниками по Подольскому району, близких же отношений я ни с кем не имел. В предъявленном обвинении протоиерей Николай виновным себя не признал.3 ноября 1937 г. заседанием Тройки при Управлении НКВД СССР по МО Агафонникову Николаю Владимировичу по обвинению в контрреволюционной деятельности назначена высшая мера наказания - расстрел.

5 ноября 1937 г. приговор привели в исполнение на полигоне Бутово под Москвой. Протоиерей Николай Агафонников реабилитирован 21 февраля 1994 г. Память священномученика Николая совершается в день его мученической кончины 23 октября (5 ноября) и в день Соборной памяти новомучеников и исповедников Российских - 25 января (7 февраля), если этот день совпадает с воскресным днем; а если этот день не совпадает с воскресным днем, то в ближайшее воскресенье после 25 февраля (7 февраля).

2 ноября - день памяти священномученика Иоанна Ганчева

Отправлено 1 нояб. 2017 г., 6:40 пользователем Татьяна Логинова   [ обновлено 1 нояб. 2017 г., 6:40 ]

Иоанн Ильич Ганчев родился в 1878 году в с. Сима Владимирской губернии. Доброта, любовь и благочестие родителей, воспитание в православном духе во многом определили выбор жизненного пути будущего священнослужителя.

Духовное образование Иван Ганчев получил в Петроградской Духовной Семинарии, любил писать маслом пейзажи и картины на библейские сюжеты.

В 1910 году был рукоположен в священный сан, и по благословению священноначалия нашей Церкви направился для прохождения пастырского служения в далекий Азербайджан.

По воспоминанию знавших отца Иоанна людей, он был высокообразованным, высококультурным человеком с большой душой и добрым сердцем.

В 1913 году у о. Иоанна родился сын – Юрий, а через год – дочь Людмила. Храм, служба, семья – все, что так мило сердцу о. Иоанна, будет поругано и разрушено.

В 20-е годы начались страшные гонения со стороны большевиков на Церковь и Её служителей.

 По благословению правящего архиерея – епископа Павла (Вильковского) – отец Иоанн Ганчев вынужден был покинуть Баку и перебраться с семьей к родному брату. После смерти священника храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радосте» с. Пришиба близ Ленкорани отца Алексия Пономарева отец Иоанн был назначен настоятелем этого храма.И в это время опустошения и разрушения храмов, о. Иоанн сам расписывает свою церковь.

20 марта 1933 года отец Иоанн по ложному обвинению был арестован. Забрали всю семью Ганчевых, узники вынуждены были спать на холодном бетонном полу, не имея возможности накрыться даже тонким одеялом.

Отец Иоанн, неся в себе свет Любви Божией, старался освящать души тех, кто был рядом. Он и здесь был священником.

Семья отца Иоанна, пробыв без предъявления какого-либо обвинения в страшных тюремных подвалах, была освобождена, но вернуться им было некуда, т.к.их комнатка уже была занята неким «участником становления советской власти в Азербайджане». О судьбе своего отца – настоятеля храма Рождества Богородицы г. Баку, дети отца Иоанна узнали лишь спустя 50 лет…

На месте ссылки отец Иоанн, как и многие другие священнослужители, оказался лишенным права совершать богослужения.

В архивном уголовном деле имеются сведения, что в марте 1936 года по окончании ссылки в г. Чимкенте, священник Иоанн Ганчев возвращался в Баку, где проживала его семья.По пути следования он был арестован, направлен в г. Чимкент и там вновь осужден постановлением НКВД сроком на три года.На этот раз отец Иоанн был направлен в Карагандинский лагерь для заключенных.

Помимо отца Иоанна в Карагандинском лагере находилось и множество других невинных страдальцев – священнослужителей, иноков и мирян.Во время этой ссылки отец Иоанн, как и подобает православному пастырю, утешал, поддерживал и ободрял всех тех, кто находился в ссылке.

19 сентября 1937 года священник Иоанн Ганчев был арестован на основании того, что «…возглавил группу верующих, бывших священников, проводил службы, где распространял свое настроение против советского правительства».В предъявленном обвинении виновным себя не признал.

Настоятель церкви рождества Богородицы г. Баку священник Иоанн Ганчев, претерпев боль и ужас, «оплевания и заушения», не отрекся от веры, не осквернил свое имя лжесвидетельством против себя и ближних.До конца дней достойно нес он свой мученический крест, проповедуя Евангелие.И своей великой верой зажигал в других людях веру во Христа Распятого и Воскресшего.

Решением тройки при УНКВД по Карагандинской области от 31 октября 1937 года священник Иоанн Ильич Ганчев был приговорен к высшей мере наказания - р а с с т р е л у .

В 2000 году от Рождества Христова Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви священник Иоанн Ильич Ганчев был прославлен в лике Новомучеников и Исповедников Российских ХХ века.

31 октября - день памяти священномученика Андрея Воскресенского

Отправлено 30 окт. 2017 г., 5:40 пользователем Татьяна Логинова

Священномученик Андрей родился 2 октября 1884 года. Его отец, протоиерей Владимир Андреевич Воскресенский, был настоятелем храма Смоленской иконы Божией Матери, находившегося на Смоленской площади в Москве. Он был членом благотворительного общества, учрежденного великой княгиней Елизаветой Федоровной. В июле 1923 года власти арестовали его за участие в собрании духовенства благочиния, целью которого было обсуждение вопросов, связанных с защитой арестованного Патриарха Тихона. Впоследствии дело было прекращено в связи с объявленной в августе 1923 года амнистией. В 1931 году протоиерея Владимира вновь арестовали; ему было тогда уже восемьдесят лет, и по дороге в ссылку он скончался.

В 1898 году Андрей Владимирович окончил Заиконоспасское Духовное училище, а в 1904 году – Московскую Духовную семинарию. В том же году он поступил в Московскую Духовную академию, которую окончил в 1908 году со степенью кандидата богословия, и в 1909 году был назначен на должность помощника инспектора в Новгородскую Духовную семинарию. Женился на Вере Сергеевне Булатовой.

В 1912 году он был рукоположен в сан священника к московскому храму Успения Божией Матери, что в Казачьей слободе, и состоял законоучителем в 4-м мещанском Мариинском женском городском училище и в частной женской гимназии А.С. Стрелковой. В 1915 году отец Андрей был награжден набедренником, в 1917 году – скуфьей, в 1920 году – камилавкой, в 1923 году – наперсным крестом. Вскоре он был возведен в сан протоиерея и назначен настоятелем. В это время при поддержке старосты храма он готовил публикацию об истории этого храма и жизни казачества в Москве, основанную на изучении церковного архива. Все эти материалы погибли при закрытии церкви в 1930 году.

Отец Андрей был назначен служить в храм святителя Григория Неокесарийского на Большой Полянке, а затем в храм Живоначальной Троицы на Воробьевых горах. Последним местом его служения стала церковь Михаила Архангела в селе Карпово Воскресенского района Московской области. Здесь, как и в Москве, прихожане полюбили доброго пастыря, который старался помогать им и словом и делом. По первой же просьбе он шел исполнять требы, в любую погоду – и во время проливного дождя, и в трескучий мороз. Он всегда находил время, чтобы вскопать огород или накосить сена одинокому старику. Он был человеком, который старался жить в мире со всеми и которого равно любили как прихожане, так и домашние. Когда он приезжал из села Карпово в Москву, где жила его семья, вся местная детвора бежала ему навстречу, и для каждого он находил приветливое слово и маленький гостинец.

Протоиерей Андрей был арестован 7 октября 1937 года по обвинению в «агитации против руководителей советского правительства и колхозов» и заключен в тюрьму города Коломны. Были вызваны лжесвидетели, которые дали показания, нужные следователю. Затем эти показания были зачитаны отцу Андрею, и он последовательно одно за другим опроверг все лжесвидетельства. В конце концов, следователь на последнем допросе спросил: 

– На следствии вы уличены свидетельскими показаниями в контрреволюционной деятельности. Почему вы это отрицаете? 

– Я могу только подтвердить, что никакой контрреволюционной деятельности я не вел и все свидетельские показания отрицаю.

17 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Андрея к расстрелу. Протоиерей Андрей Воскресенский был расстрелян 31 октября 1937 года и погребен в безвестной могиле.

29 октября-день памяти новомученика Александра Елоховского

Отправлено 28 окт. 2017 г., 5:46 пользователем Татьяна Логинова   [ обновлено 28 окт. 2017 г., 5:47 ]

Священномученик Александр – Александр Петрович Елоховский – родился в 1858 году в селе Рязанино Спасо-Ярыжецкой волости Ярославского уезда Ярославской губернии. 

Известно, что он был священником церкви своего родного села. 25 августа 1918 года иерея арестовали и обвинили в «антисоветской агитации». Возможно, он был репрессирован в связи с Ярославским восстанием в июле 1918 года. В списке заключенных Ярославской тюрьмы за 1918 год он значился под номером 60. 

3 сентября 1918 года иерей Александр Елоховский был расстрелян. Вероятное место его захоронения - братская могила на Леонтьевском кладбище.

1-10 of 83