8 марта (н.ст) день памяти священномученика Алексия Николького

Отправлено 6 мар. 2017 г., 22:38 пользователем Ксения Ванакова   [ обновлено 6 мар. 2017 г., 22:38 ]
ЖИТИЕ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА АЛЕКСИЯ НИКОЛЬСКОГО (1877-1938)

Священномученик Алексий (Никольский Алексей Иванович) родился 10 февраля 1877 г. в селе Генино Серпуховского уезда Московской губернии в семье священнослужителя. По окончании Вифанской Духовной семинарии он в 1898 г. поступил в Московскую Духовную Академию, которую закончил со степенью кандидата богословия в 1902 г. По окончании Академии Алексей Иванович в составе группы студентов совершил поездку на Святую Землю. Вскоре он был назначен на должность помощника ректора Тверской Духовной семинарии; а впоследствии – преподавателем Рославльского Духовного училища. Собранием «Общества во имя святителя Тихона для вспомоществования бедным» был избран помощником секретаря и членом правления этого общества.

Через два года Алексей Иванович женился на Анне, младшей из двух дочерей настоятеля церкви Преображения Господня в Наливках (снесенной одной из первых в 1929 г.), протоиерея Николая Копьева, и был рукоположен в священный сан, причем просил направить его в сельский храм.

Резолюцией митрополита Московского Владимира (Богоявленского), определен настоятелем Троицкой церкви села Троицкое-Кайнарджи и с 1904 по 1930 гг. прослужил в этом храме.



Отец Алексий был хорошим проповедником, при-чем в проповедях и беседах он знакомил прихожан с историей Церкви, объяснял смысл богослужения. Преподавал Закон Божий (с 1907 г.) в Кожуховском земском училище. Жители Троицкого-Кайнарджи и окрестных сел его любили и уважали, причем это были не только люди простые, но и интеллигенция, значительная часть которой была заражена уже в те годы ядом неверия.

После революции, когда семья отца Алексия бедствовала, кто-то из прихожан подарил ему корову, крестьяне выделили ему часть поля под покос и землю для огорода – с помощью двух дочерей-подростков он с матушкой управлялся по хозяйству.

Во время кампании по изъятию церковных ценностей в Троицкий храм прибыла комиссия, состоящая в основном из молодежи. Взяли инвентарные книги и принялись считать, что подлежит «экспроприации». Отец Алексий уговорил комиссию взять серебро по весу, и пока приезжие пили чай, а затем играли в футбол на лужайке перед храмом, посланные батюшкой доверенные люди обошли всех знакомых, и было собрано необходимое количество серебряных ложек, вилок и прочего - церковная утварь была спасена.

Службы отец Алексий вел с прежним усердием; всенощные бдения служились по уставу, с перерывами для отдыха и раздачей хлеба для подкрепления сил молящихся.

В 1929 г. исполнилось 25 лет его служения в Троицком-Кайнарджи. Он был награжден митрой, и по-здравлять его приехали со всей округи. Как вспоминает Н.И. Якушева, накануне отец Алексий привез из закрытой и подлежащей сносу церкви колокол, и его подняли на колокольню Троицкой церкви. Один из друзей батюшки, юрист, увещевал его «не слишком громко звонить».

В конце 20-х годов в соседней деревне Фенино открыли избу-читальню; присланный из Москвы комсомолец-избач повел себя нагло: не только насмехался над «предрассудками» селян, но начал приставать к местным девушкам. Местные ребята за это его раза два отколотили. Как-то раз, когда отец Алексий ночью проходил по деревне (видимо, его позвали к кому-то для исполнения срочной требы), в кустах раздался выстрел. Хотя отец Алексий шел в полном одиночестве, наутро местным властям о происшествии стало известно, и батюшку стали обвинять в подстрекательстве на убийство избача.

В 1930 г. отца Алексия арестовали, обвинив в контрреволюционной агитации, и приговорили к трем годам ссылки. С начала 1931 г. он находился на лесоповале на реке Пинеге, под Архангельском. В1932 г. его перевели в деревню Ваймуша на Обозерский лесопункт, где было сконцентрировано ссыльное духовенство. Батюшка подружился со своим напарником, священником из-под Весьегонска; поселили их в крохотной комнатушке при домике, отведенном группе монахинь – это было великой милостью Божией, потому что, плотно закрыв окна и двери, они могли спокойно совершать службы Страстной седмицы и Пасхи. Большим утешением были иногда присылаемые из дома посылки – впрочем, до адресата доходили они далеко не всегда: так и не дождался батюшка очень нужных ему посланных из дома сапог...

В 1933 г. отца Алексия освободили, и он приехал в Тверскую область, где получил назначение в храм села Мало-Фоминское Весьегонского района, где занялся ремонтом церкви, закрытой из-за ареста священника.

В 1932-1933 гг. во время проведения кампании по паспортизации матушку отца Алексия Анну Николаевну лишили московской прописки, отобрали дом и нехитрое имущество. Она приютилась у знакомых и написала в Весьегонск жене напарника отца Алексия – Павле Федоровне; вскоре удалось перебраться в домик в селе Мало-Фоминском. Здесь, на опушке огромного леса, прожил отец Алексий с семьей последние четыре года своей жизни.

16 февраля 1938 г. отца Алексия вызвали в райцентр «для проверки паспорта» – больше родные его не видели. Следователь НКВД предъявил священнику обвинение в антисоветской агитации; поводом к аресту послужила короткая проповедь отца Алексия, сказанная во время отпевания в Мало-Фоминской церкви. Из показаний отца Алексия следует, что он в проповеди «выразил среди верующих свое удивление тем, что в один день приходится хоронить три покойника, так как раньше таких случаев было мало, и здесь призвал к покорности Божией». На обвинения отец Алексий отвечал твердо: «Антисоветской агитации я не вел». Но проповедь отца Алексия была истолкована в интересах следствия.

6 марта 1938 г. тройка НКВД приговорила отца Алексия к расстрелу.

8 марта 1938 г. протоиерей Алексий Никольский был расстрелян и погребен в общей безвестной могиле. Память священномученика Алексия совершается в день его смерти – 23 февраля (8 марта), а также в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских – 25 января (7 февраля), если этот день совпадает с воскресным днем, а если этот день с воскресным днем не совпадает, то в ближайшее воскресенье после 25 января (7 февраля).
Comments