Полезные статьи


Лето с Великой княгиней Елизаветой Федоровной

Отправлено 16 июл. 2019 г., 23:41 пользователем Ксения Ванакова   [ обновлено 17 июл. 2019 г., 14:47 ]



Текст: АПОЛЛИНАРИЯ ВОЛОШУН | 24 АВГУСТА 2010 Г. Материалы сайта www.pravmir.ru

Говоря о летнем времяпрепровождении великой княгини, мы должны учитывать некоторые особенности того времени. Сезон остается прежним, его человеческое восприятие тоже. Времени подвластны лишь внешние изменения, да разнообразие, когда верховая езда сменяется автомобилями, а купание в реке – домашним бассейном. Все остальное остается прежним. Аристократия покидала свои городские резиденции до самой осени, кто-то предавался деревенской жизни, а кто-то отправлялся путешествовать или навещать заграничных родственников. Семья великой княгини Елизаветы Федоровны переезжала в свое загородное имение «Ильинское», прихватив с собой слуг и друзей.

Когда великие князья проезжали по деревням, принадлежащим им, дома были разукрашены флагами и подносились хлеб-соль. Племянница Мария Павловна, рассказывает, что переезд в Ильинское походил на переселение целой деревни, если судить по количеству прислуги и свиты.

Добирались либо экипажами, либо по железной дороге от станций Одинцово (существует с 1870 года, Белорусское направление) и Химки (с 1851 года по Ленинградскому направлению). Я сама живу в Химках, и маршрут великой княгини знаю не по книгам. До Ильинского действительно недалеко, я была там несколько раз, то беседуя с местным настоятелем Ильинского храма (который мне сообщил, что Елизавету Федоровну здесь мало кто почитает), то помогая в развитии местному Елизаветинскому музею (громко сказано, поскольку из экспонатов там только пиджак Сергея Александровича и коробка из-под дамской шляпы). А территория бывшего имения закрыта для посетителей. Сейчас там исследователям делать нечего, и мне остается лишь проводить «лето с великой княгиней» на основании архивных материалов и фотографий.

Великая княгиня Елизавета Федоровна

Теперь туда ходят не экипажи, а маршрутки до остановки «Ильинское», мимо усадьбы Сумароковых-Эльстон (больше известных как Юсуповы) – Архангельское, которое, в отличие от Ильинского, сейчас восстановлено и превращено в пользующийся спросом музей.

К вопросу о храме и его настоятеле – надо отдать ему должное, ведь храм долго не хотели отдавать. Его, тогда еще молодого священника, целый год гоняли из кабинета в кабинет за мифическими согласованиями и разрешениями. Пока он не попал к одной даме (имя он мне не назвал), занимавшей пост в Министерстве культуры. Благодаря ее содействию, храм вернули в лоно РПЦ всего за две недели. Возможно совпадение, но произошло это во время очередных выборов.

Как бы то ни было, храм вернули, и, войдя внутрь, молодой священник почувствовал, как его энтузиазм угасает. От прежней церкви остались голые стены, в прямом смысле слова. До 1991 года здание пользовал Ильинский пансионат, и оно выполняло функции склада. От прежнего убранства не осталось даже фресок на стенах, которые были сбиты и вместе с иконостасами и утварью увезены неизвестно куда. Полностью отсутствовало электричество, и, несмотря на то, что здесь был склад, нигде не обнаружилось даже гвоздя.

Лично у меня впечатления от современного вида села Ильинское удручающие. Нет там ни ухоженности, ни природной красоты, ни душевности. Чуть дальше от него села Петрово-Дальнее и Усово, куда великие князья наведывались то в гости к Голицыным, то в собственные усовские владения. И все.

Засидевшаяся у ворот бывшего имения «Ильинское» охрана пошутила, предложив мне рассмотреть территорию с противоположной стороны – реки. Я знаю, что именно этот вид описывали и Степанов, и Шнейдер, и многие другие: «Село и усадьба раскинулись на крутом, левом берегу реки, которая здесь, при повороте, образует дугу». Однако увидеть это сейчас не представляется возможным, кроме как на фотографиях – «Ильинский парк тянется более версты вдоль крутого берега и, сквозь густую, роскошную его листву, выступает в центре, над самой рекой, длинной полоской, дворец».

Зато на эту самую реку ходила купаться Елизавета Федоровна практически каждый день: «Каждый день я купаюсь в реке – вода такая чистая, теплая, одно удовольствие». И про других домочадцев она рассказывает: «Мы часто ходим купаться – освежающее удовольствие – погода жаркая, хотя недавно были сильные грозы с ливнями». Или: «Ксения пытается плавать со спасательным поясом, я со вчерашнего дня тоже, а сегодня я немножко пыталась плавать без поддержки пояса. Мы выходим за купальню, но далеко не заходим – из-за камней». Позднее, эту привычку переняли племянники Елизаветы Федоровны: «Освободившись, мы обычно устремлялись под тень деревьев или к воде, где играли, а когда стали постарше, то часто ходили в это время купаться». Мария Павловна вспоминала, что на берегу реки, в зарослях, была небольшая кабинка «с замшелыми и скользкими ступенями, уходящими в воду». «Мы по очереди раздевались там и спускались к реке, которая не была ни чистой, ни глубокой. Справа от кабины было подобие пляжа с мелким песком, здесь обычно располагалось на солнце деревенское стадо. Отсюда доносилось мычание коров, блеяние овец и крики деревенских ребятишек, пришедших купаться. И все это создавало особую атмосферу лета в Ильинском».



Часто великая княгиня с супругом и друзьями каталась на лодках по реке, и это доставляло всем массу удовольствия. Одно из таких катаний описывает Екатерина Адольфовна Шнейдер: «Утром собрались у пристани и поехали кататься в лодках. На пристани случилось маленькое несчастие. Мар<ия> Алек<сандровна (княгиня Васильчикова Мария Александровна была достаточно плотной женщиной – прим. А.)хотела попробовать сесть в байдарку, но лишь только она вошла в нее, как байдарка покачнулась и она наполовину осталась в воде [зачеркнуто автором – прим. А.] едва успела схватиться за пристань,… [неразборчиво – прим. А.] она сидела на пристани, а ноги над водою. Такой был хохот, когда ее вытаскивали».

Помимо катания по реке, великокняжеское семейство выезжало верхом или в экипаже. За каждым членом семьи были прикреплены определенные лошади или, в случае племянников, – пони и мулы. Судя по фотографиям, которые есть в архивах, парк в имении был большим, и ровные дорожки отличались достаточной шириной, и по ним могли с легкостью проехать два всадника.

Днем Елизавета Федоровна часто проводила время в саду возле дома, где в поисках прохлады, «устраивалась в тени крытой террасы». Там она рисовала или вышивала с фрейлинами под чтение вслух. Если, конечно, не присоединялась к супругу в поисках грибов: «Мы ежедневно делаем чудесные походы за грибами, несколько раз набирали больше 300». Шнейдер замечала в своих записях: «Прогулки за грибами бывают каждый день, но всегда в какой-нибудь другой лес».

Так, великая княжна Мария Александровна«рассказывала очень комично, как она никак не может отличить поганки от хороших грибов, и у нее всегда в корзине оказываются эти поганки».

Живые картины - игры в Ильинском


Все обитатели Ильинского вспоминали об этих грибных походах, и можно смело назвать грибы одним из главных развлечений обитателей имения. Великий князь всегда испытывал истинную радость, о чем писал в дневниках и письмах: «Грибов было пропасть, и весь сад наполнен белыми». Правда, не только великие князья были увлечены грибной охотой – парк приходилось охранять от селян. Племянники вспоминали, что, несмотря на строгий запрет, они «часто видели в зарослях цветастые косынки женщин», крестьянок, которые убегали при их приближении. Продолжалось это грибное удовольствие до самой осени.

Помимо сбора грибов, обитатели Ильинского проводили время, играя в бильярд, бадминтон, жмурки– как маленькие дети. Сергей Александрович шутил: «Все паслись в саду или играли в теннис».

Очень часто навещали соседей, шли пешком к Юсуповым, где «напившись чаю» возвращались обратно в имение. Великий князь писал: «Благодаря чудной погоде мы ежедневно совершали прогулки со всем обществом и обыкновенно ездили пить чай к разным соседям». Елизавета Федоровна, только приехав в Россию, об этих посещениях рассказывала: «Со своими соседями мы видимся очень часто; все они такие приятные люди, что я сразу же почувствовала себя с ними как дома». Ключевое «как дома».

Прогулки в гости к соседям привели к созданию крепкой компании, настроенной весело проводить время. То, что время проводилось действительно весело, свидетельствует упоминание о гостевой книге, куда записывались смешные случаи из жизни в Ильинском, а также «про выпивки, про пикники, и много всякой чепухи!».

А вот солнечный загар в то время не приветствовался, и белизна кожи считалась отличительным признаком аристократии. Поскольку готовых средств по уходу за кожей тогда еще не было, да и вопрос считался щепетильным, Елизавета Федоровна сама готовила отбеливающий лосьон для лица, оберегая кожу от чрезмерного воздействия солнца. Лосьон состоял из огуречного сока и сметаны, – это и сегодня самое действенное средство в косметологии. Оберегаясь от воздействия солнечных лучей, великая княгиня неизменно появлялась на свежем воздухе в шляпке и с зонтиком.

Вообще, как женщины того времени переносили жару – сегодня не понять. Достаточно представить их в белых летних платьях, затянутых в корсеты, слои юбок и ботильоны. Судя по фотографиям, сделанным в имении Ильинское, великая княгиня не носила турнюр и предпочитала ниспадающую юбку. Однако воротник и длинные рукава присутствовали неизменно, и, похоже, что единственное место, где позволялись декольте и обнаженные руки – была бальная зала во время сезона (это уже жизнь городская, а значит зимняя). С корсетами разобраться сложнее, поскольку на летних фотографиях талия великой княгини не затянута, однако если верить очевидцам, корсет обязательно присутствовал в вечернем туалете. Следует ли из этого, что летним днем женщинам позволялось не утягиваться во избежание теплового удара, и что корсет надевался только на приемы? Это косвенно подтверждает и то, что нигде не говориться о возне со шнуровкой корсета во время подготовки и после купания. Если эта наша версия подтверждается, то в таком случае Елизавета Федоровна наслаждалась в имении не только отсутствием дворцового протокола, и там ей дышалось свободней в буквальном смысле этого слова.

Московский климат неизменен даже спустя столетие, о чем я вижу подтверждение в переписке Елизаветы Федоровны. Грозы сменяются жарой, и описание будней в Ильинском начинаются и заканчиваются неизменной сводкой погоды.

Случались и хорошо знакомые москвичам ежегодные летние ураганы, о чем пишет в своих дневниках великий князь Сергей Александрович, пока они были с Елизаветой Федоровной в Ильинском: «Вчера над частью Москвы и губернии пронесся циклон – масса убытков, много убитых и раненых – одна деревня в 67 домов вся снесена!!» Радует, что нынешние циклоны либо стали слабее, либо мы более защищены от их ударов.

А вот про дым ни слова не встречала. Возможно, в то время эта проблема решалась лучше, чем сегодня.

Когда стояла сухая погода, и дороги позволяли проехать большим экипажам, великокняжеское семейство и ее окружение ездили кататься: «Летом такие поездки предпринимались часто».

Однако что оставалось неизменным, в любую погоду, так это прогулки пешком. Порой длились они по несколько часови лес, где устраивали чаепития.

Баронесса Буксгевден писала в своей книге: «Великий князь Сергей Александрович и его жена жили простой сельской жизнью, вместе со своими слугами и немногими избранными друзьями, которые – по принятой в России традиции – подолгу гостили у них в имении. Все это необычайно нравилось великой княгине». Действительно нравилось, если судить по настроению Елизаветы Федоровны, описывающей летние дни в имении.

Как давно мы сами, в наш 21 век, живя в тех же местах и имея все возможности повторить повседневные занятия столетней давности, катались на лодках и ходили за грибами? Или, может, устраивали пикники в лесу и игры в жмурки? Любовь к лету и к Ильинскому во многом основывалась на хорошей компании и веселых занятиях. И это во многом благодаря характеру самой великой княгини, лето с которой становилось по-детски активным и радостным.


Царственные страстотерпцы. За что канонизирован император Николай II и его семья?

Отправлено 16 июл. 2019 г., 21:10 пользователем Ксения Ванакова

Семья Николая II: Александра Федоровна и дети — Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия и Алексей. 1913 г.

7 июля – день памяти Страстотерпцев Императора Николая II, Императрицы Александры, царевича Алексия, великих княжон Ольги, Татианы, Марии, Анастасии.

В 2000 году последний российский император Николай II и его семья были канонизированы Русской Церковью в лике святых страстотерпцев. Их канонизация на Западе — в Русской Православной Церкви Заграницей — произошла еще раньше, в 1981 году. И хотя святые князья в православной традиции не редкость, эта канонизация до сих пор у некоторых вызывает сомнения. Почему в лике святых прославлен последний российский монарх? Говорит ли его жизнь и жизнь его семьи в пользу канонизации, и какие существовали доводы против нее? Почитание Николая II как царя-искупителя — крайность или закономерность?

Об этом говорим с секретарем Синодальной комиссии по канонизации святых, ректором Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиереем Владимиром Воробьевым. Обращаем внимание, что это интервью было опубликовано в спецвыпуске “Романовы: 400 лет в истории”, который вышел в 2013 г. Со всеми материалами номера вы можете ознакомиться здесь.




Смерть как аргумент


— Отец Владимир, откуда такой термин — царственные страстотерпцы? Почему не просто мученики?

— Когда в 2000 году Синодальная комиссия по канонизации святых обсуждала вопрос о прославлении царской семьи, она пришла к выводу: хотя семья государя Николая II была глубоко верующей, церковной и благочестивой, все ее члены ежедневно совершали свое молитвенное правило, регулярно причащались Святых Христовых Тайн и жили высоконравственной жизнью, во всем соблюдая евангельские заповеди, постоянно совершали дела милосердия, во время войны усердно трудились в госпитале, ухаживая за ранеными солдатами, к лику святых они могут быть причислены прежде всего за свое по-христиански воспринятое страдание и насильственную смерть, причиненную гонителями православной веры с неимоверной жестокостью. Но все же нужно было ясно понять и четко сформулировать, за что именно была убита царская семья. Может быть, это было просто политическое убийство? Тогда их мучениками назвать нельзя. Однако и в народе, и в комиссии было сознание и ощущение святости их подвига. Поскольку в качестве первых святых на Руси были прославлены благоверные князья Борис и Глеб, названные страстотерпцами, и их убийство также не было прямо связано с их верой, то явилась мысль обсуждать прославление семьи государя Николая II в этом же лике.

— Когда мы говорим «царственные страстотерпцы», имеется в виду только семья царя? Пострадавшие от рук революционеров родственники Романовых, Алапаевские мученики, к этому лику святых не относятся?

— Нет, не относятся. Само слово «царственные» по своему смыслу может быть отнесено только к семье царя в узком смысле. Родственники ведь не царствовали, даже титуловались они иначе, чем члены семьи государя. Кроме того, великая княгиня Елизавета Федоровна Романова — сестра императрицы Александры — и ее келейница Варвара могут быть названы именно мучениками за веру. Елизавета Федоровна была супругой генерал-губернатора Москвы, великого князя Сергея Александровича Романова, но после его убийства не была причастна к государственной власти. Она посвятила свою жизнь делу православного милосердия и молитве, основала и построила Марфо-Мариинскую обитель, возглавила общину ее сестер. Разделила с нею ее страдание и смерть келейница Варвара, сестра обители. Связь их страдания с верой совершенно очевидна, и они обе были причислены к лику новомучеников — за рубежом в 1981 году, а в России в 1992 году. Впрочем, это теперь подобные нюансы стали важны для нас. В древности не делали различия между мучениками и страстотерпцами.

— Но почему именно семья последнего государя была прославлена, хотя насильственной смертью окончили свою жизнь многие представители дома Романовых?

— Канонизация вообще совершается в наиболее очевидных и назидательных случаях. Не все убитые представители царского рода являют нам образ святости, и большая часть этих убийств совершена была с политической целью или в борьбе за власть. Их жертвы не могут считаться пострадавшими за веру. Что касается семьи государя Николая II, то она была так невероятно оболгана и современниками, и советской властью, что необходимо было восстановить истину. Их убийство было эпохальным, оно поражает своей сатанинской ненавистью и жестокостью, оставляет чувство мистического события — расправы зла с богоустановленным порядком жизни православного народа.

Николай Александрович и Александра Федоровна в Крыму. 1910-е гг.

— А каковы были критерии канонизации? Какие были доводы «за» и «против»?

— Комиссия по канонизации очень долго работала над этим вопросом, очень педантично проверяла все доводы «за» и «против». В то время было много противников канонизации царя. Кто-то говорил, что этого нельзя делать потому, что государь Николай II был «кровавым», ему в вину вменяли события 9 января 1905 года — расстрел мирной демонстрации рабочих. В комиссии была проведена специальная работа по выяснению обстоятельств Кровавого воскресенья. И в результате исследования архивных материалов оказалось, что государя в это время вообще не было в Петербурге, он никак не был причастен к этому расстрелу и не мог отдать такого приказа — он даже не был в курсе происходящего. Таким образом, этот довод отпал. Подобным образом рассматривались и все остальные аргументы «против», пока не стало очевидно, что весомых контрдоводов нет. Царскую семью канонизировали не просто за то, что они были убиты, но потому, что они приняли муку со смирением, по-христиански, без противления. Они могли бы воспользоваться теми предложениями о бегстве за границу, которые были сделаны им заблаговременно. Но сознательно не захотели этого.

— Почему нельзя назвать их убийство чисто политическим?

— Царская семья олицетворяла идею православного царства, и большевики не просто хотели уничтожить возможных претендентов на царский престол, им был ненавистен этот символ — православный царь. Убивая царскую семью, они уничтожали саму идею, знамя православного государства, которое было главным защитником всего мирового православия. Это становится понятным в контексте византийской интерпретации царской власти как служения «внешнего епископа церкви». А в синодальный период, в изданных в 1832 году «Основных законах Империи» (статьи 43 и 44) говорилось: «Император, яко христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния. И в сем смысле император в акте о престолонаследии (от 5 апреля 1797 года) именуется Главой Церкви».

Государь и его семья были готовы пострадать за православную Россию, за веру, они так и понимали свое страдание. Святой праведный отец Иоанн Кронштадтский писал еще в 1905 году: «Царь у нас праведной и благочестивой жизни, Богом послан Ему тяжелый крест страданий, как Своему избраннику и любимому чаду».
Отречение: слабость или надежда?

— Как понимать тогда отречение государя от престола?



— Хотя государь и подписал отречение от престола как от обязанностей по управлению государством, но это не означает еще его отречения от царского достоинства. Пока не был поставлен на царство его преемник, в сознании всего народа он по-прежнему оставался царем, и его семья оставалась царской семьей. Они сами так себя осознавали, так же их воспринимали и большевики. Если бы государь в результате отречения потерял бы царское достоинство и стал бы обычным человеком, то зачем и кому нужно было бы его преследовать и убивать? Когда кончается, например, президентский срок, кто будет преследовать бывшего президента? Царь не добивался престола, не проводил предвыборных кампаний, а был предназначен к этому от рождения. Вся страна молилась о своем царе, и над ним был совершен богослужебный чин помазания святым миром на царство. От этого помазания, которое являло благословение Божие на труднейшее служение православному народу и православию вообще, благочестивый государь Николай II не мог отказаться, не имея преемника, и это прекрасно понимали все.

Государь, передавая власть своему брату, отошел от исполнения своих управленческих обязанностей не из страха, а по требованию своих подчиненных (практически все командующие фронтами генералы и адмиралы) и потому что был человеком смиренным, и сама идея борьбы за власть была ему абсолютно чужда. Он надеялся, что передача престола в пользу брата Михаила (при условии его помазания на царство) успокоит волнение и тем самым пойдет на пользу России. Этот пример отказа от борьбы за власть во имя благополучия своей страны, своего народа является очень назидательным для современного мира.


Царский поезд, в котором Николай II подписал отречение от престола

— Он как-то упоминал об этих своих взглядах в дневниках, письмах?

— Да, но это видно и из самих его поступков. Он мог бы стремиться эмигрировать, уехать в безопасное место, организовать надежную охрану, обезопасить семью. Но он не предпринимал никаких мер, хотел поступать не по своей воле, не по своему разумению, боялся настаивать на своем. В 1906 году, во время Кронштадтского мятежа государь после доклада министра иностранных дел сказал следующее: «Если вы видите меня столь спокойным, то это потому, что я имею непоколебимую веру в то, что судьба России, моя собственная судьба и судьба моей семьи — в руках Господа. Что бы ни случилось, я склоняюсь перед Его волей». Уже незадолго до своего страдания государь говорил: «Я не хотел бы уезжать из России. Слишком я ее люблю, я лучше поеду в самый дальний конец Сибири». В конце апреля 1918 года, уже в Екатеринбурге, Государь записал: «Быть может, необходима искупительная жертва для спасения России: я буду этой жертвой — да свершится воля Божия!»

— Многие усматривают в отречении обыкновенную слабость…


— Да, некоторые видят в этом проявление слабости: человек властный, сильный в обычном понимании слова не отрекся бы от престола. Но для императора Николая II сила была в другом: в вере, в смирении, в поиске благодатного пути по воле Божьей. Поэтому он не боролся за власть — да и вряд ли ее можно было удержать. Зато святое смирение, с которым он отрекся от престола и потом принял мученическую кончину, способствует и сейчас обращению всего народа с покаянием к Богу. Все-таки в значительном большинстве наш народ — после семидесяти лет безбожия — считает себя православным. К сожалению, большинство — не воцерковленные люди, но все-таки и не воинствующие безбожники. Великая княжна Ольга писала из заточения в Ипатьевском доме в Екатеринбурге: «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него — он всех простил и за всех молится, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь». И, может быть, образ смиренного царя-мученика в большей степени подвигнул наш народ к покаянию и к вере, чем мог бы это сделать сильный и властный политик.


Комната великих княжон в Ипатьевском доме
Революция: неизбежность катастрофы?

— То, как жили, как верили последние Романовы, повлияло на их канонизацию?

— Безусловно. О царской семье написано очень много книг, сохранилось множество материалов, которые указывают на очень высокое духовное устроение самого государя и его семьи, — дневники, письма, воспоминания. Их вера засвидетельствована всеми, кто их знал, и многими их поступками. Известно, что государь Николай II построил множество храмов и монастырей, он, государыня и их дети были глубоко верующими людьми, регулярно причащались Святых Христовых Таин. В заключении они постоянно молились и по-христиански готовились к своей мученической участи, а за три дня до смерти охрана разрешила священнику совершить литургию в Ипатьевском доме, за которой все члены царской семьи причастились. Там же великая княжна Татьяна в одной из своих книг подчеркнула строки: «Верующие в Господа Иисуса Христа шли на смерть, как на праздник, становясь перед неизбежной смертью, сохраняли то же самое дивное спокойствие духа, которое не оставляло их ни на минуту. Они шли спокойно навстречу смерти потому, что надеялись вступить в иную, духовную жизнь, открывающуюся для человека за гробом». А Государь записал: «Я твердо верю, что Господь умилосердится над Россиею и умирит страсти в конце концов. Да будет Его Святая Воля». Также хорошо известно, какое место в их жизни занимали дела милосердия, которые совершались в евангельском духе: сами царские дочери вместе с императрицей ухаживали за ранеными в госпитале во время Первой мировой войны.



— Очень разное отношение к императору Николаю II сегодня: от обвинений в безволии и политической несостоятельности до почитания как царя-искупителя. Можно ли найти золотую середину?

— Я думаю, что самым опасным признаком тяжелого состояния многих наших современников является отсутствие всякого отношения к мученикам, к царской семье, вообще ко всему. К сожалению, многие сейчас пребывают в какой-то духовной спячке и не способны в свое сердце вместить какие-либо серьезные вопросы, искать на них ответы. Крайности, которые Вы назвали, мне кажется, встречаются не во всей массе нашего народа, а только в той, которая еще о чем-то думает, еще чего-то ищет, к чему-то внутренне стремится.

— Что можно ответить на такое заявление: жертва царя была совершенно необходима, и благодаря ей была искуплена Россия?

— Подобные крайности звучат из уст людей, богословски неосведомленных. Поэтому они начинают переформулировать некоторые пункты учения о спасении применительно к царю. Это, конечно, совершенно неправильно, в этом нет логики, последовательности и необходимости.

Но говорят, что подвиг новомучеников много значил для России…

—Только подвиг новомучеников один и смог противостоять тому разгулу зла, которому подверглась Россия. Во главе этого мученического воинства стояли великие люди: патриарх Тихон, величайшие святители, такие, как митрополит Петр, митрополит Кирилл и, конечно, государь Николай II и его семья. Это такие великие образы! И чем больше будет проходить времени, тем будет понятнее их величие и их значение.

Я думаю, что сейчас, в наше время, мы можем более адекватно оценить то, что произошло в начале ХХ столетия. Знаете, когда бываешь в горах, открывается совершенно удивительная панорама — множество гор, хребтов, вершин. А когда удаляешься от этих гор, то все хребты поменьше уходят за горизонт, но над этим горизонтом остается одна огромная снежная шапка. И понимаешь: вот доминанта!

Так и здесь: проходит время, и мы убеждаемся в том, что эти наши новые святые были действительно исполины, богатыри духа. Я думаю, что и значение подвига царской семьи со временем будет открываться все больше, и будет понятно, какую великую веру и любовь они явили своим страданием.

Кроме того, спустя столетие видно, что никакой самый мощный вождь, никакой Петр I не смог бы своей человеческой волей сдержать то, что происходило тогда в России.

— Почему?

— Потому что причиной революции было состояние всего народа, состояние Церкви — я имею в виду человеческую ее сторону. Мы зачастую склонны идеализировать то время, но на самом деле все было далеко не безоблачно. Народ наш причащался раз в год, и это было массовое явление. На всю Россию было несколько десятков епископов, патриаршество было отменено, самостоятельности Церковь не имела. Система церковноприходских школ по всей России — огромная заслуга обер-прокурора Святейшего Синода К. Ф. Победоносцева — была создана только к концу XIX века. Это, безусловно, великое дело, народ стал учиться грамоте именно при Церкви, но произошло это слишком поздно.

Многое можно перечислять. Ясно одно: вера стала во многом обрядовой. О тяжелом состоянии души народной, если можно так сказать, свидетельствовали многие святые того времени — прежде всего, святитель Игнатий (Брянчанинов), святой праведный Иоанн Кронштадтский. Они предвидели, что это приведет к катастрофе.

— Сам царь Николай II и его семья эту катастрофу предчувствовали?

— Конечно, и мы находим об этом свидетельства в их дневниковых записях. Как мог не чувствовать государь Николай II, что происходит в стране, когда прямо у Кремля бомбой, брошенной террористом Каляевым, был убит его дядя, Сергей Александрович Романов? А революция 1905 года, когда бунтом были охвачены даже все семинарии и духовные академии, так что пришлось их временно закрыть? Это ведь говорит о состоянии Церкви и страны. На протяжении нескольких десятков лет перед революцией в обществе происходила систематическая травля: травили в печати веру, царскую семью, совершались покушения террористов на жизнь правителей…

Вы хотите сказать, что невозможно обвинять исключительно Николая II в свалившихся на страну бедах?

— Да, именно так — ему суждено было родиться и царствовать в это время, он уже не мог просто напряжением воли изменить ситуацию, потому что она шла из глубины народной жизни. И в этих условиях он избрал путь, который был ему наиболее свойственен, — путь страдания. Царь глубоко страдал, душевно страдал еще задолго до революции. Он старался добром и любовью отстоять Россию, делал это последовательно, и эта позиция подвела его к мученичеству.


Подвал дома Ипатьева, Екатеринбург. В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. здесь был расстрелян вместе с семьей и домочадцами император Николай II


Какие же это святые?..

— Отец Владимир, в советское время, очевидно, канонизация была невозможна по политическим причинам. Но и в наше время для этого потребовалось восемь лет… Почему так долго?

— Вы знаете, после перестройки прошло больше двадцати лет, а пережитки советской эпохи еще очень сильно сказываются. Говорят, что Моисей потому сорок лет со своим народом бродил по пустыне, что нужно было умереть тому поколению, которое жило в Египте и было воспитано в рабстве. Чтоб народ стал свободным, нужно было тому поколению уйти. И тому поколению, которое жило при советской власти, не очень-то легко изменить свой менталитет.

— Из-за определенного страха?

— Не только из-за страха, скорее, из-за штампов, которые насаждались с самого детства, которые владели людьми. Я знал многих представителей старшего поколения — среди них священники и даже один епископ, — которые еще застали государя Николая II при жизни. И я был свидетелем того, что они не понимали: зачем его канонизировать? какой же он святой? Им трудно было примирить образ, который они с детства восприняли, с критериями святости. Этот кошмар, который мы сейчас себе и не можем представить по-настоящему, когда немцами были оккупированы огромные части Российской империи, хотя Первая мировая война обещала закончиться победоносно для России; когда начались страшные гонения, анархия, Гражданская война; когда наступил голод в Поволжье, развернулись репрессии и т. д. — видимо, как-то оказался увязан в молодом восприятии людей того времени со слабостью власти, с тем, что не было настоящего вождя у народа, который мог бы противостать всему этому разгулу зла. И некоторые люди до конца жизни оставались под влиянием этого представления…

И потом, конечно, очень трудно сопоставить в своем сознании, например, святителя Николая Мирликийского, великих подвижников и мучеников первых веков со святыми нашего времени. Я знаю одну старушку, у которой дядю-священника канонизировали как новомученика — он был расстрелян за веру. Когда ей об этом сказали, она удивилась: «Как?! Нет, он, конечно, был очень хороший человек, но какой же он святой?» То есть людей, с которыми мы живем, принять как святых нам не так-то легко, потому что для нас святые — «небожители», люди из другого измерения. А те, кто с нами вместе ест, пьет, разговаривает и переживает — какие они святые? Трудно образ святости приложить к близкому тебе в быту человеку, и это тоже имеет очень большое значение.


Крест на месте строительства храма Державной иконы Божией Матери, монастырь Царственных страстотерпцев на Ганиной Яме.
 Фото предоставлено пресс-службой Патриарха Московского и всея Руси


Конец венчает дело

— Отец Владимир, я вижу, у Вас на столе среди прочих лежит книга о Николае II. Каково Ваше личное отношение к нему?

— Я вырос в православной семье и с самого раннего детства знал об этой трагедии. Конечно, всегда относился к царской семье с почитанием. Неоднократно бывал в Екатеринбурге…

Думаю, если отнестись со вниманием, серьезно, то нельзя не почувствовать, не увидеть величие этого подвига и не быть очарованным этими чудными образами — государя, государыни и их детей. Их жизнь была полна трудностей, скорбей, но была прекрасна! В какой строгости воспитывались дети, как они все умели трудиться! Как не любоваться поразительной духовной чистотой великих княжон! Современным молодым людям нужно увидеть жизнь этих царевен, столь они были просты, величественны и прекрасны. За одно только целомудрие можно было их уже канонизировать, за их кротость, скромность, готовность служить, за их любвеобильные сердца и милосердие. Они ведь были очень скромными людьми, непритязательными, никогда не стремились к славе, жили так, как их Бог поставил, в тех условиях, в которые они были поставлены. И во всем отличались удивительной скромностью, послушанием. Никто никогда не слышал, чтобы они проявляли какие-либо страстные черты характера. Наоборот, в них было взращено христианское устроение сердца — мирное, целомудренное. Достаточно даже просто посмотреть фотографии царской семьи, они сами по себе уже являют удивительный внутренний облик — и государя, и государыни, и великих княжон, и царевича Алексея. Дело не только в воспитании, но и в самой их жизни, которая соответствовала их вере, молитве. Они были настоящими православными людьми: как верили, так и жили, как думали, так и поступали. Но есть поговорка: «Конец венчает дело». «В чем застану, в том и сужу» — говорит Священное Писание от лица Бога.

Поэтому царская семья канонизирована не за свою жизнь, очень высокую и прекрасную, но прежде всего — за свою еще более прекрасную смерть. За предсмертные страдания, за то, с какой верой, кротостью и послушанием воле Божией они пошли на эти страдания, — в этом их неповторимое величие.



Интервью печатается в сокращении. Полную версию читайте в специальном выпуске журнала “Фома” “Романовы: 400 лет в истории” (2013 г.)

Где искать смысл жизни человеку без семьи?

Отправлено 15 июл. 2019 г., 19:02 пользователем Ксения Ванакова


Одиноким не предоставляется?

О том, что мешает  преодолеть отчаяние одиночества и какие есть способы придать своей жизни ощущение «нужности», мы говорим с протоиереем Павлом Великановым, настоятелем Пятницкого подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры, главным редактором портала Богослов.ru.


— Отец Павел, если верующий одинок, но при этом в монастырь не собирается — значит, с позиции Церкви, ему вряд ли стоит так уж рассчитывать на счастье, на то, что он сможет почувствовать полноту жизни? Или это не так?

— Прямой зависимости между семейной жизнью и ощущением счастья и полноты бытия, конечно же, нет. А если бы была, то Господь, наверное, сказал бы об этом в первую очередь: кто не вышел замуж и не женился, да будет проклят, потому что безнадежен. Но ведь Он так не говорил!

Да, семья действительно должна ассоциироваться со счастьем, с цветником любви. Но, к сожалению, для огромного количества людей, которым не удается выстроить нормальных отношений с супругом, с детьми, с тещей, свекровью, она может стать мучением, ядом, отравляющим всю жизнь, наносящим глубочайшие психические и духовные травмы. Бывают такие люди, которым, можно сказать, противопоказано заводить семью — и в этом нет ничего страшного.

Еще мы знаем слова апостола Павла о том, что лучше человеку не жениться. Почему? Потому что в духовном плане одинокое существование открывает перед человеком неизмеримо большие возможности, чем когда у него есть обременение семьей, детьми, необходимостью заботы о них.

Мнение о том, что смысл мирской жизни — исключительно в семейном счастье, на самом деле очень шаблонное. Мы навязываем себе этот стереотип, потому что он очень простой и понятный.

— А почему простой? Вы ведь сами только что сказали, что счастья в семье не так просто достичь.


Если человек поступает именно так, он обречен на счастье. Делать счастливыми других можно как в семье, так и не в семье. Но согласитесь, что в семье проще, потому что ты направляешь свою заботу на тех, к кому ты уже по природе имеешь любовь, симпатию и скорее склонен помогать им, чем кому бы то ни было другому.

Прожигать жизнь могут не только одиночки

— «Либо брак, либо монастырь» — это тоже стереотип?

— Конечно. Главное, чтобы человек был устремлен к предмету, который находится за пределами его самого. Иначе никакой разницы нет, в монастыре он живет, в своей семье или одиноким. Все равно он будет постоянно испытывать чувство недовольства своей жизнью, у него никогда не будет ощущения ее наполненности. Каким бы верующим и благочестивым он ни был, по сути он будет заниматься прожиганием жизни.

В действительности же, как только мы выйдем за рамки этого шаблона, окажется, что есть огромное количество вполне счастливых людей, не обремененных семейными узами и не ушедших в монастырь.

— Вы таких людей встречали?

— К примеру, их много в преподавательской среде. Возьмите православные университеты, иконописные, регентские школы: кто в них является основными столпами? Как правило, одинокие незамужние женщины. Вовсе не будучи ущербными в плане возможной семейной жизни, они все же решили, что для них правильнее посвятить себя целиком учебному процессу, служению ради блага других. И прекрасно понимают, что, как только они свяжут себя семейными узами (это в первую очередь касается именно женщин), они автоматически выпадут из глубокого погружения в свой труд.

— Вы сказали про одиноких преподавателей, и я сразу вспомнила, как школьники иногда говорят о какой-нибудь учительнице: сразу видно, что у нее нет личной жизни и своих детей — на нас все свое зло срывает.

— Такие учителя действительно встречаются, но школьники неправы, когда так говорят: дело тут вовсе не в одиночестве. Человеческая злоба — это, как правило, следствие глубинного внутреннего ропота. Когда мы отказываемся принять то, что в данный момент дает нам Господь, когда мы думаем: мои представления о том, какой должна быть жизнь, для меня священны, их никто не смеет поколебать — а реальность оказывается иной, то неизбежным будет озлобление. Но ведь действительность находится не в наших руках — а в руках Божиих! А неготовность смириться и принять текущую ситуацию именно как проявление Воли Божией неизбежно будет порождать злобу и ропот.

Но повторю, что здесь дело не в одиночестве. То же самое происходит и с семейными людьми. Вот двое поженились, а через пять лет поняли, что жизнь пошла совсем не так, как когда-то им грезилось. И возникает та же самая ситуация недовольства и ропота.

Приступы бессилия у меня бывают до сих пор

— Отец Павел, не так давно Вы остались без супруги. Могли бы поделиться личным опытом — когда матушка Ольга отошла ко Господу, возникало ли у Вас чувство ропота, хотелось ли опустить руки?

— Основная борьба между ропотом и благодарностью у меня происходила гораздо раньше, во время болезни матушки. Она много лет страдала онкологией, и чем дальше, тем понятнее становилось, что, скорее всего, мы с детьми останемся без нее. Особенно тяжело было вначале, когда весь ход твоей более или менее нормальной, с мирской точки зрения, жизни вдруг начинает разворачиваться, и ты понимаешь, что весь твой корабль будет опрокинут. Ну а со временем понимаешь, что ничего с этим сделать нельзя, что, видимо, такова воля Божия.

А смерть матушки уже настолько по-другому расставила акценты, что руки опускать совершенно не хотелось. Хотелось делать нечто противоположное. Мне посчастливилось впервые по-настоящему понять, на примере ближайшего ко мне человека, что такое безболезненное, непостыдное и мирное умирание, и убедиться в том, что все наши труды, поступки, решения неизбежно сказываются в том числе и на том, как мы будем уходить из земной жизни.

Конечно, приступы непонимания и бессилия бывали и бывают до сих пор: ситуацию простой не назовешь. Но все как-то разрешается. И острых драматических ситуаций, которые тебя загоняют в угол и начинается крик отчаяния, благодарение Богу, не возникало. Главное, как мне кажется, что у нас есть опора, которая позволяет чувствовать себя устойчиво: это храм.

— Каким образом, конечно, помимо молитвы и причастия, храм помогает чувствовать себя устойчиво?


— Мне кажется, что вопрос читательницы Юлии об альтернативных способах «забыться» для верующего человека показался бы странным любому прихожанину конкретного храма. Потому что на любом приходе всегда есть те, кто ждет помощи. И я думаю, важная задача священника — выстроить отношения прихожан таким образом, чтобы те, кому нужна помощь, и те, кто может ее оказать, находили друг друга.

И речь идет не только о материальной и бытовой поддержке. Ведь приход наполняют совершенно разные люди разного уровня образования, профессий и увлечений. И это очень интересно, потому что дает возможность обмениваться друг с другом своим опытом. Чем, к примеру, занимаются и мои прихожане. Все началось с того, что у нас в храме появились две студентки ВГИКа, и я предложил им заняться с детьми мультипликацией. Они увлеклись этим делом — и сначала были рисованные мультики, где дети — и режиссеры, и художники, и аниматоры, и операторы, и актёры. Теперь они приступили к занятиям пластилиновой анимацией. Затем у нас в храме появился специалист по художественной каллиграфии, что сразу привлекло взрослых. Дальше появились занятия по акварельному рисунку, гончарному и столярному делам, по домоводству, где женщины обучаются всяким видам шитья, вязания, и так далее. Потом появились занятия по этнографическому ткацкому ремеслу, где изучают древние техники вязания, окраски тканей натуральными растениями и прочее. Речь, конечно, не идет о каком-то суперпрофессиональном или даже предпрофессиональном уровне. Нет, все это делается на уровне качественных домашних увлечений — которые не предполагают начального специального образования — хотя у нас преподают очень хорошие профессионалы.

Для чего все это было сделано? Именно для того, чтобы люди, у которых есть запрос на содержательное наполнение своей жизни, могли его удовлетворить. И, как показывает практика, когда у человека есть увлеченность, качество его жизни существенным образом меняется, потому что в ней появляется целеполагание, появляются основания для более высокой самооценки. И ему легче выходить из состояния саможаления, депрессии, уныния, ощущения своей непотребности и зацикленности на том, что ты по жизни неудачник.

Я думаю, это очень правильное христианское отношение к жизни — когда человек понимает, что не вокруг него одного крутится мир, но что он и сам должен стараться реализовать некий замысел Божий о нем, который в данный момент ему становится очевидным.

— Но это самое сложное: замысел ведь очевиден далеко не всегда. Как его распознать?

— Важно понимать, что Бог — это не авторитарный диктатор, Который пытается навязать Свою идею фикс тем, кто называют себя верующими в Него. Бог — это прежде всего мудрый педагог и добрый родитель. Добрый! Хороший родитель от плохого отличается тем, что первый никогда ничего не навязывает своему ребенку, но очень внимательно и чутко следит за тем, в какую сторону развивается его ребенок, какие интересы у него появляются, какие дурные склонности, недостатки, пороки формируются, и решает, что с этим делать дальше. Как помочь — а не как наказать. Точно так же — только в неизмеримо большей степени — с нами поступает Господь Бог. Он постоянно, ежедневно, ежесекундно предлагает нам разные варианты, смотрит, что мы выбираем, и в зависимости от нашего выбора Он выстраивает нашу дальнейшую линию жизни.
Искание воли Божией — это не пассивная, а всегда очень активная позиция. И она вовсе не в том, чтобы пуститься «во все тяжкие» и попробовать все, ожидая, что в какой-то момент Господь даст знамение.

И вопрос о том, как волю Божию найти, на самом деле раскрывается очень просто. Первое: воля Божия заключается в тех заповедях, которые нам даны.

Второе: то, что Бог дает нам в данный момент, — тоже есть воля Божия, Божий замысел о нас. Прежде всего искание и принятие воли Божией начинается с благодарного и безропотного принятия той ситуации, в которой человек находится. Без попыток понять, в чем он согрешил, за что его «наказывают» и так далее. Человек просто соглашается: да, сейчас у меня нет семьи, есть большая вероятность, что ее никогда и не будет — и я это просто принимаю как призыв Бога именно в таких условиях выполнять Евангелие.

При этом так же, как дети обращаются к маме или папе и высказывают свои пожелания о том, что они хотели бы получить и чем бы хотели заниматься, мы обращаемся к Богу, как Его дети, и высказываем свои просьбы. И в то же время осознаем: о том, что именно для нас важнее, полезнее и спасительнее, знает только один Господь. Который, естественно, учитывает наши желания, но все-таки знает нас намного глубже, чем мы сами. И я не сомневаюсь, что через какое-то время, 
в том или ином виде, тем или иным образом, человек обязательно получит ответ от Бога.

Петров пост

Отправлено 23 июн. 2019 г., 18:54 пользователем Ксения Ванакова


Этот летний пост, который сейчас мы называем Петровым, или апостольским, раньше называли постом Пятидесятницы.

Церковь призывает нас к этому посту по примеру святых апостолов, которые, приняв Святого Духа в день Пятидесятницы, в посте и молитве готовились ко всемирной проповеди Евангелия.

Дух Святой, сошедший на апостолов, Дух истины, Дух премудрости и откровения начертал вместо Синайского новый Сионский закон. Место Синайского закона заступила благодать Святого Духа, законополагающего, подающего силы к исполнению Закона Божиего, изрекающего оправдание не по делам, а по благодати.

Мы не постимся в Пятидесятницу, потому что в эти дни Господь пребывал с нами. Не постимся, потому что Он Сам сказал: можете ли заставить сынов чертога брачного поститься, когда с ними жених (Лк. 5, 34).

«После продолжительного праздника Пятидесятницы пост особенно необходим, чтобы подвигом его очистить нам мысли и соделаться достойными даров Святого Духа, — пишет святой Лев Великий.

Поэтому-то учители, просветившие примером и наставлением всех чад Церкви, начало брани за Христа ознаменовали святым постом, чтобы, выходя на брань против духовного развращения, иметь для этого оружие в воздержании, которым можно было бы умертвить греховные вожделения. По этой-то причине установлен неизменный и спасительный обычай — после святых и радостных дней, празднуемых нами в честь Господа, воскресшего из мертвых и потом вознесшегося на небеса, и после принятия дара Святого Духа проходить поприще поста.

Этот пост заповедан, чтобы предохранить нас от беспечности, в которую очень легко впасть из-за долговременного разрешения на пищу, которым мы пользовались. Если ниву нашей плоти не возделывать непрестанно, на ней легко возрастают терние и волчцы и приносится такой плод, который не собирают в житницу, а обрекают на сожжение. Поэтому мы обязаны ныне со всем тщанием хранить те семена, которые приняли в наши сердца от небесного Сеятеля, и остерегаться, чтобы завистливый враг как-нибудь не испортил дарованного Богом и в раю добродетелей не взросли терния пороков. Отвратить же это зло можно только милостию и постом».

Блаженный Симеон Фессалоникийский пишет, что пост установлен в честь апостолов, потому что через них мы сподобились многих благ и они явились для нас деятелями и учителями поста, послушания... и воздержания. Это против воли свидетельствуют и латиняне, чествуя апостолов постом в их память. Но мы, согласно с постановлениями апостольскими, составленными Климентом, после сошествия Святого Духа одну неделю торжествуем, а потом, со следующей за тем, чествуем передавших нам поститься апостолов.

Начальная граница поста подвижна: она зависит от дня празднования Пасхи; поэтому продолжительность поста варьируется от 6 недель до недели и одного дня. В 2019 году Петров пост длится с 24 июня по 11 июля.

Антиохийский патриарх Феодор Вальсамон (XII век) говорит: «За семь дней и больше до праздника Петра и Павла все верные, то есть мирские и монахи, обязаны поститься, а непостящиеся да будут отлучены от сообщения православных христиан».

Петров пост — не такой строгий, как Великий. Во все дни поста, кроме среды и пятницы, верующие могут есть рыбу.

Почему апостолы Петр и Павел называются первоверховными

По свидетельству слова Божия, апостолы занимают особое место в Церкви – каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих (1 Кор. 4,1).

Облеченные равной силой свыше и одинаковой властью разрешать грехи, все апостолы сядут на двенадцати престолах возле Сына Человеческого (Мф. 19,28).

Хотя некоторые апостолы и отличены в Писании и предании, например Петр, Павел, Иоанн, Иаков и другие, ни один из них не был главным и даже превосходящим честью остальных.

Но так как в Деяниях апостольских преимущественно повествуется о трудах апостолов Петра и Павла, то Церковь и святые отцы, благоговея при имени каждого из апостолов, этих двоих называют первоверховными.

Церковь прославляет апостола Петра как предначавшего из лика апостолов исповедать Иисуса Христа Сыном Бога живаго; Павла же яко паче иных потрудившегося и причисленного к высшим из апостолов Духом Святым (2 Кор. II, 5); одного – за твердость, другого – за светлую мудрость.

Называя двоих апостолов верховными, по первенству порядка и трудов. Церковь внушает, что глава ее есть один только Иисус Христос, а все апостолы – служители Его (Кол. 1,18).

Святой апостол Петр, до призвания своего носивший имя Симон, старший брат апостола Андрея Первозванного, был рыбак. Он был женат, имел детей. По выражению св. Иоанна Златоуста, это был человек пламенный, некнижный, простой, бедный и богобоязненный. Он был приведен к Господу своим братом Андреем, и при первом же взгляде на простого рыбака Господь преднарек ему имя Кифа, по-сирски, или по-гречески – Петр, то есть камень. По избрании Петра в число апостолов Господь посетил его убогий дом и исцелил тещу от горячки (Мк. 1,29-31).

В числе трех учеников Своих Господь удостоил Петра быть свидетелем Своей Божественной славы на Фаворе, Своей Божественной силы при воскрешении дочери Иаира (Мк. 5, 37) и Своего по человечеству уничижения в саду Гефсиманском.

Петр горькими слезами раскаяния омыл свое отречение от Христа, и первым из апостолов вошел в гроб Спасителя по воскресении Его, и первым из апостолов удостоился узреть Воскресшего.

Апостол Петр был выдающимся проповедником. Сила его слова была столько велика, что он обращал ко Христу по три, по пять тысяч человек. По слову апостола Петра обличаемые в преступлении падали мертвыми (Деян. 5, 5. 10), мертвые воскресали (Деян. 9, 40), больные исцелялись (Деян. 9, 3-34) даже от прикосновения к ним одной тени проходящего апостола (Деян. 5, 15).

Но у него не было первенства власти. Все церковные дела решались общим голосом апостолов и пресвитеров со всей Церковью.

Апостол Павел, говоря об апостолах, почитаемых столпами, поставляет на первом месте Иакова, а потом Петра и Иоанна (Гал. 2,9), себя же причисляет к ним (2 Кор. 11,5) и сравнивает с Петром. Собор посылает Петра на дело служения так же, как и других учеников Христовых.

Апостол Петр совершил пять путешествий, проповедуя Евангелие и многих обращая ко Господу. Последнее путешествие окончил в Риме, где с великим усердием благовествовал веру Христову, умножая число учеников. В Риме апостол Петр обличил обман Симона волхва, который выдавал себя за Христа, обратил ко Христу двух жен, любимых Нероном.

По повелению Нерона 29 июня 67 года апостол Петр был распят. Он просил мучителей распять себя головой вниз, желая этим показать различие между своими страданиями и страданиями своего Божественного Учителя.

Чудесна история обращения святого апостола Павла, до этого носившего еврейское имя Савл.

Савл, воспитанный в законе иудейском, ненавидел и терзал Церковь Христову, и даже выпросил у синедриона власть всюду находить и преследовать христиан. Савл терзал церковь, входя в домы и влача мужчин и женщин, отдавал в темницу (Деян. 8, 3). Однажды «Савл же, еще дыша угрозами и убийством на учеников Господа, пришел к первосвященнику и выпросил у него письма в Дамаск к синагогам, чтобы, кого найдет последующих сему учению, и мужчин и женщин, связав, приводить в Иерусалим. Когда же он шел и приближался к Дамаску, внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна. Он в трепете и ужасе сказал: Господи! что повелишь мне делать? и Господь сказал ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать. Люди же, шедшие с ним, стояли в оцепенении, слыша голос, а никого не видя. Савл встал с земли, и с открытыми глазами никого не видел. И повели его за руки, и привели в Дамаск. И три дня он не видел, и не ел, и не пил» (Деян. 9,1-9).

Упорный гонитель христианства становится неутомимым проповедником Евангелия. Жизнь, поступки, слова, послания Павла – все свидетельствует о нем, как избранном сосуде благодати Божией. Ни скорбь, ни теснота, ни гонение, ни голод, ни нагота, ни опасности, ни меч, ни смерть не могли ослабить в сердце Павла любви к Богу.

Он совершал непрестанные путешествия в разные страны для проповеди Евангелия иудеям и особенно язычникам. Эти путешествия сопровождались необычайным могуществом проповеди, чудесами, неусыпным трудом, неистощимым терпением и высокой святостью жизни. Труды апостольского служения Павла были беспримерны. Он сам о себе говорил: более всех их потрудился (1 Кор. 15, 10). За свои труды апостол претерпел неисчислимые скорби. В 67 году 29 июня в одно время с апостолом Петром он принял мученическую кончину в Риме. Как римский гражданин он был обезглавлен мечом.

Православная Церковь почитает апостолов Петра и Павла как просветивших западный мрак, прославляет Петрову твердость и Павлов разум и созерцает в них образ обращения согрешающих и исправляющихся в апостоле Петре – образ отвергшегося от Господа и покаявшегося, в апостоле Павле – образ сопротивлявшегося проповеди Господней и потом уверовавшего.

Праведный Иоанн Кронштадтский о посте

Господи! Как свойственно Первообразу привлекать, усвоять себе образы, вселяться и жить в них, — так тем, кои по образу Твоему, должно быть свойственно стремиться со всею любовию, со всем усердием к Первообразу, прилепляться к Нему. Но се плоть наша жадная и сластолюбивая, дебелая, косная отторгает нас от Тебя; нам нужны пост, воздержание, а мы страстны до сластей. Укрепи нас к воздержанию!

«Не могу бороться с гневом, все труды бесполезны». Как убрать внутренний жир своей души

Отправлено 9 июн. 2019 г., 20:43 пользователем Ксения Ванакова

Фото: tatmitropolia.ru


В наше время трудно терпеть. Мы живем в очень суетную эпоху, когда все должно быть здесь и сейчас. И кругом нам обещают быстрый результат: в фитнес-клубах, на курсах иностранных языков, в группах ускоренного обучения – повсюду. Но у человеческой души свой ритм. Почему не стоит ждать быстрых изменений – архимандрит Андрей (Конанос).

Архимандрит Андрей (Конанос)

Знаешь, сколько лет преподобный Аммон ждал избавления от гневной страсти? Восемь! И все это время он продолжал гневаться, но каждый день молил Бога об избавлении от гнева, снова и снова вступал в борьбу. Снова и снова молился, снова и снова ждал, терпел. И по истечении восьми лет Господь наконец освободил его от этой страсти.

А теперь представьте, как через семь, к примеру, лет духовных подвигов преподобный Аммон вдруг теряет всякую надежду и в отчаянии говорит: «Всё. Больше не могу. Не могу бороться с гневом. Я жду уже семь лет, а все мои молитвы и труды бесполезны. Сколько можно? Все равно ничего не получается». Нет. Авва Аммон потерпел еще год, и вот тогда Бог освободил, исцелил его, после чего душа его успокоилась и больше никогда гнев не овладевал им.

А ты – гневаешься? Гневаешься. И я тоже – иногда. Не сильно, но гневаюсь. А хотел бы ты, чтобы и с тобой произошло такое чудо, как с аввой Аммоном? Тогда начни молиться об этом прямо сегодня – с надеждой и терпением. Проси Господа, чтобы Он избавил тебя от гнева. Молись об этом на каждой Литургии. И больше не спрашивай меня, чем можно заняться в церкви. Займись вот этим. Гневаешься – значит, ходи в храм каждое воскресенье, молись, повод есть, и серьезный. «Господи, даруй мне кротость и спокойствие. Сделай так, чтобы я не раздражался на своих близких, чтобы мои дети не смотрели на меня с ужасом, чтобы жена не переживала, чтобы я не отравлял нашу домашнюю атмосферу своими нервами и криками. Господи, избавь меня от гнева!»


Фото: Unsplash

Да, ты молился об этом, знаю. Но сколько раз? «Сколько же можно о таком молиться?!» Долго. Преподобный Аммон, например, молился восемь лет. А ты – сколько? Сколько лет ты просил Бога: «Господи, избавь меня от этой страсти!»? От гнева, ярости, блуда, пьянства, курения, воровства, лжи, любопытства… Что беспокоит тебя – о том и проси, проси с надеждой и терпением. А знаешь, почему в этих вопросах ты должен проявлять терпение, подобно авве Аммону и прочим святым? Потому что Тот, от Кого ты ждешь ответа, не какой-то случайный прохожий, а Сам Господь Бог, Который никому ни разу не солгал и всегда был верен Своим обещаниям и любви. И Он обязательно откликнется, поможет, и ты станешь спокойнее ягненка. Не будешь ни гневаться, ни пить, ни курить – избавишься от всех своих страстей, превратишься в другого человека.

Но нужно терпение, нужна молитва. И супруга твоя изменится в лучшую сторону. Только не спеши. Не жди, что прямо сегодня все резко станет лучше. Твоя жена не за месяц стала такой: она прожила целую жизнь. У нее – характер, черты которого формировались годами. Древнегреческое слово χαρακτήρ так и переводится: «черта, знак, примета». Эти черты развиваются с детских лет. Нельзя изменить характер за один миг. Некоторые супруги пытаются поставить здесь какие-то временные рамки: «Всё, если за год ничего у нас не изменится, – развод!» Погодите, погодите, дети мои. Какой такой развод? Ждите, терпите. «Да как можно это терпеть, отче?» Но ведь речь идет о характере! А он быстро не меняется. Так что жди.

Помню, один мой знакомый вынужден был соблюдать диету. И доктор объяснил ему, что так называемый внутренний жир сгорает медленнее, чем подкожный, поэтому даже на диете последние килограммы убрать труднее, чем первые. Почему так? Потому что внутренний жир копится в нас десятилетиями. И с помощью диеты мы возвращаемся назад, стараясь избавиться от набранного в течение многих лет веса. Например, человек весит 90 килограмм и хочет похудеть до 80. Но 80 килограмм он весил очень давно – много лет назад. Сколько времени прошло! И вот теперь, для того, чтобы вернуться к своему первоначальному нормальному весу, необходимо сжечь внутренний жир. А это непросто.

То же самое и с нашей душой. Она накопила свой внутренний жир. Страсти создали в ней такую прослойку, от которой трудно избавиться.

Нужно проявлять терпение и в отношении близкого человека. Пусть он подумает, пусть решает, пусть даже уходит, если хочет – как в переносном смысле (то есть отгораживается, закрывается), так и в прямом, если по-другому не получается. Да-да, пусть уходит! Пусть немного поживет у родителей, или ты сам поживи у родителей немного, съезди один куда-нибудь ненадолго. Подумаешь, успокоишься.

Нельзя требовать любви от другого человека, нельзя требовать уважения. Это не приходит через силу. Только – по свободной воле. Поэтому дай человеку время и пространство. И проявляй терпение.

Ты сказал мне замечательные слова про девушку, которая ушла от тебя к другому. Помнишь? «Я так любил ее. Но ведь насильно мил не будешь! Невозможно ни одной женщине приказать: «Люби меня, я так хочу!» Поэтому я отпустил ее. Да, я по-прежнему люблю, и мне больно. Но я терплю, я молюсь».

Идеальная реакция. И вот увидишь, любимый человек тоже изменится! Если этого захочет Бог и если твоя любовь – настоящая. Если терпишь с любовью. Придет время, и человек поймет, что нигде больше ему не найти такой прекрасной любви, как твоя, и – вернется. Пусть сейчас твой супруг или ребенок, покинув тебя, пытается где-то еще обрести такое же тепло, такую любовь. Он найдет лишь суррогаты, фальшивые слова, случайные связи, отношения по расчету – и в итоге вернется к тебе. Если только ты по-прежнему будешь ждать его. Будешь?
Нравится этот материал?

Помните, как обрадовался Одиссей, вернувшись к Пенелопе? Каким трогательным было их свидание! А представьте, если бы он пришел и увидел, что она вышла замуж за одного из тех женихов, что просили ее руки! Нет, Пенелопа ждала его. И он, в свою очередь, ждал, терпел. И, выдержав длительное, опасное путешествие, был вознагражден за свое терпение и любовь. Именно так: за терпение и любовь.

Фото: tatmitropolia.ru

Вернулся и блудный сын. Отец ждал его, терпеливо ждал. И глядя на дорогу, не переставал любить и скучать, любить и ждать. И случилось чудо.

В наше время трудно терпеть. Мы живем в очень суетную эпоху, когда все должно быть здесь и сейчас. И кругом нам обещают быстрый результат: в фитнес-клубах, на курсах иностранных языков, в группах ускоренного обучения – повсюду. Сейчас столько кухонной техники – раз, и готово, еда за пару минут. А если нужно подогреть – пожалуйста, вот микроволновка.

Все сейчас делается очень быстро, молниеносно. И тут Бог вдруг говорит: «Это хорошо, что ты так много всего успеваешь. Но у человеческой души свой ритм – как сотни, тысячи лет тому назад. Тот ритм, который Я задал ей, создавая тебя, дитя Мое. И здесь ничего не изменилось».

Изменения в душе требуют большого терпения. Чтобы увидеть исполнение Божественных обещаний, необходимо ждать. А Господь обещал много! И то, что Он обещал, непременно исполнится. Например, Бог сказал нам: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся». Тот, кто плачет сейчас, рассмеется потом. Только нужно пояснить, какой плач имел в виду Христос. Он не имел в виду те слезы, которые ты проливал вчера, поругавшись с близкими. Думаю, ты и так это знаешь. Ведь большинство из нас плачет именно в такие моменты – когда мы сердимся. Но не о таких слезах говорил Господь. Он имел в виду смиренные слезы, которые человек проливает, будучи, к примеру, оклеветан. Ты плакал когда-нибудь по такому поводу? Не от злости, не от того, что задели твое «я» и вышло не по-твоему – нет. От того, что на тебя возвели напраслину. Плакал ты когда-нибудь из-за клеветы? Был такой святой, который плакал именно поэтому: св. Нектарий Эгинский. Сколько слез он пролил в своей комнатушке в Афинах, наслушавшись о себе всякого! Ведь св. Нектарий был живой человек, у него было не каменное, а настоящее, живое сердце. И конечно, он плакал. Оклеветанный, оговоренный – плакал и терпеливо ждал, когда справедливость восторжествует. И дождался. Когда же?

К сожалению, при жизни – лишь отчасти, но после кончины Господь полностью оправдал его: предстоятели Александрийской Церкви принесли покаяние за свое обхождение со святым. Столько лет он ждал этого, и наконец Господь оправдал его! А при жизни св. Нектарию пришлось испить чашу, полную страданий. Хорошее отношение он видел лишь со стороны простых верующих, которые всегда его любили. Но он терпел, и потому теперь его часто называют терпеливцем. Подожди и ты – увидишь, однажды твои слезы превратятся в драгоценные сияющие камни.

Что еще обещал Господь? «Кто последует за Мной, еще на земле увидит райское блаженство. Я войду в сердце человека, и Святая Троица посетит того, кто при жизни возлюбил Меня».

– Где же все это? – спросишь ты. – Я не чувствую в себе Бога.

Да, но ждешь ли ты этого – с терпением и подвигами? Ждешь? Сколько? Здесь требуется много времени. Не дни, не месяцы, а годы, много лет. Дай в себе место Христу, пусть Он войдет в тебя. Только место для Него должно быть свободно всегда, постоянно, а не время от времени.

На Афоне есть такая традиция: новопостриженный монах получает в дар икону святой Ипомони, чье имя так и переводится – «терпение». Почему? Потому что монаху терпение необходимо. Вся его жизнь – одно большое терпение. Ведь жизнь эта монотонна и, на первый взгляд, однообразна: каждый день ранний подъем, затем утренняя служба, молитвенное правило, поклоны, четки, опять служба… Нет, все это прекрасно и, конечно, отнюдь не однообразно, но определенная монотонность здесь несомненно присутствует. Так вот, для того, чтобы жить такой жизнью, необходимо терпение. В чинопоследовании монашеского пострига так и говорится: «Стяжи терпение». Терпение, огромное терпение – необходимо.



О празднике отдание Пасхи

Отправлено 2 июн. 2019 г., 21:20 пользователем Ксения Ванакова


НЕМНОГО ИЗ ИСТОРИИ 

«Отданием» праздника называется последний день попразднства Великих или Двунадесятых праздников, который имеет свои отличительные черты в богослужении. Из церковной истории известно, что отдание самых главных христианских праздников, таких как Пасха, Рождество и Троица начали чествовать еще в 4-ом веке, позднее соответствующий уставной порядок был принят в настоящем виде. Попразднство Пасхи имеет самый долговременный период по сравнению со всеми прочими двунадесятыми праздниками и продолжается в течении сорока дней, так как по Преданию Церкви, Господь по Воскресении Своем из мертвых, пребывал в эти дни еще на земле и неоднократно являлся Пречистой Своей Матери и св. ученикам и апостолам.

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ БОГОСЛУЖЕНИЯ

Церковное богослужение отданию Пасхи совершается с особенной торжественностью, в этот день сочетаются совместно три уставные службы: празднику Пасхи, Недели о слепом и Предпразднества Вознесения Господня. 3-й, 6-ой и 9-ый часы, а также антифоны на литургии поются по пасхальному чину. День постный, но в Триоди есть специальное предписание, что «на трапезе бывает утешение братии»: «ямы масло, и рыбу, и вино пием, благодаряще Бога». Так верующие прощаются до следующего года с пасхальными песнопениями и переходят (кроме чтения молитвы «Царю Небесный») к повседневному годовому уставу о молитвах.

Послепасхальные дни имеют свое послабление относительно поста среды и пятницы и освобождают верующих от земных поклонов. Это дни духовной радости, когда вслед за Спасителем нашим устремляемся сердечным взором к Будущей, Непреходящей Пасхе, где получим вечное утешение и покой, если окажемся к тому достойными.

Церковные песнопения, предназначенные на этот период, говорят преимущественно о том же. «Светися, светися новый Иеросалиме, слава бо Господня на тебе возсия. Ликуй ныне и веселися, Сионе. Ты же, Чистая, красуйся. Богородице, о востании Рожества Твоего» – послепасхальный задостойник, составленный прп. Иоанном Дамаскиным, который каждый день читаем на церковной и домашней молитве, всегда возводит нас мысленно к новому миру и Иерусалиму Небесному.

22 мая Церковь отметит перенесение мощей святителя Николая Чудотворца

Отправлено 20 мая 2019 г., 18:52 пользователем Ксения Ванакова


Перенесение мощей святителя Николая Чудотворца из малоазийских Мир Ликийских в итальянский Бари будет вспоминать Православная Церковь в среду 22 мая 2019 года.

В 1087 году купцы итальянского города Бари вывезли мощи святителя Николая из Мир Ликийских. Объясняли они свой поступок желанием спасти христианскую святыню от уничтожения турками-мусульманами, которые в то время бесчинствовали во владениях греческой империи в Малой Азии. Также есть предание, что Николай явился во сне одному священнику из города Бари и повелел перенести его мощи в этот город.

Для переноса мощей были снаряжены три корабля. Пресвитеры и знатные горожане под видом торговцев отправились в Миры. Одновременно с жителями Бари в Миры отправились и венецианцы, которые также хотели перевезти мощи Николая к себе.

Жители Бари прибыли в Ликийскую землю окружными путями, через Египет и Палестину. Вначале они пытались подкупить монахов и забрать мощи. Но монахи стали сопротивляться, и тогда баряне применили силу. Гробница была вскрыта, и мощи перевезли в Бари. Путешествие длилось 20 дней и завершилось 9 мая (22 мая по новому стилю).

Торжество перенесения мощей Николая Угодника в церковь святого Стефана в Бари сопровождалось многочисленными исцелениями больных. А через год в городе специально была построена церковь во имя святителя Николая, которую освятил папа Урбан Второй.
Служба святителю Николаю, совершаемая в день перенесения его мощей из Мир Ликийских в Бари 22 мая, составлена в 1097 году русскими священнослужителями (по другой версии – одним из них) – иноком Киево-Печерской обители Григорием Черноризцем и епископом Переяславским Ефремом.


Зачем нужна ежедневная молитва и как творить ее правильно?

Отправлено 16 мая 2019 г., 22:05 пользователем Ксения Ванакова   [ обновлено 16 мая 2019 г., 22:06 ]


Негромкая тайна православной молитвы состоит в том, что она, как праща, отправляет человека к Богу, утверждал схиархимандрит Эмилиан (Вафидис). Как не промахнуться мимо цели? Как правильно совершать молитвенное служение? Как по-разному можно молиться и почему это надо делать? На эти вопросы отвечает протоиерей Павел Великанов.


Все начинается с молитвы

— Что такое молитва, в чем ее роль для человека и в церковном обиходе?

— Молитва — это неотъемлемая часть любой религиозной культуры. Но к этому можно подойти с разных сторон. Мне больше всего нравится определение архимандрита Эмилиана, игумена монастыря Симонопетра на Афоне. В одной из проповедей он говорит, что молитва— это вытягивание ума к Богу, а через это и вытягивание всего человека. Это такое делание, целью которого является переустройство внутреннего мира человека. Эмилиан сравнивает молитву с пращой. В молитве человеческий ум натягивается и выстреливает прямо к Богу. И в этом выстреле человек становится другим. Происходят глубокие изменения в отношении человеческого «я» к миру, к самому себе, к Богу. Это наиболее сильный инструмент переориентирования человека.

— Что значит переориентирование?

— В обычном состоянии мы заняты собою, своими проблемами и переживаниями. Когда человек начинает молиться, неизбежно появляется объект молитвы, которым он сам не является. И это уже очень много. Это выводит человека за пределы его огромного «я», которое заполнило собой все мироздание. В этот момент человек подсознательно понимает, что Бог — это не я, а некто, объективно сущий вне моего сознания. Это что-то такое, что я не могу положить в карман и сказать, что это моя собственность. С настоящей молитвы к Богу начинается разворачивание человеческой личности в ее нормальное состояние из состояния эгоистического магнетизма, когда все, что человек ни делает, неизбежно возвращается к нему самому. Именно поэтому молиться всегда трудно. Даже святые до конца своих дней принуждали себя к молитве. Для многих кажется странным призыв Церкви трудиться в молитве, но это неизбежно. Точно так же, как спортсмен должен заставлять себя трудиться во время тренировок, иначе какой он спортсмен, христианин прилагает труд к тому, чтобы себя вкручивать штопором в молитву, даже когда не хочется. И это совершенно нормально. Если этого нет, всего остального тоже не будет.

— Нужно ли принуждать себя к молитве?

— Конечно. Молитва — это то, что вызывает естественный бунт падшего человеческого естества, потому что нечто претендует на разрушение абсолютной диктатуры самодостаточности человека.
Какие бывают молитвы

Какие бывают молитвы

— Молитва есть общение человека с Богом. Она необязательно должна быть словесной. Она может быть умной, может быть молитвой-состоянием, может быть деланием. Если говорить о том опыте молитвы, который существует среди монашествующих, об исихазме и его родоначальнике, преподобном Григории Синаите, который подвизался на Святой горе Афон на рубеже XII-XIII веков, то это совершенно определенное явление. Это молитвенное служение связано с Иисусовой молитвой, которая в монашеской практике совершается постоянно, по четкам. Она представляет собой очень краткую формулу — всего 5 слов. По-гречески это звучит так: «Кирие Иису Христе элейсон ме». Русский вариант молитвы длиннее: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго». Эта молитва творится устно и очень быстро. Когда человек регулярно ее произносит, она читается на вдохе и выдохе и связана с дыханием. Постепенно эта молитва переходит в категорию умной молитвы, когда она звучит внутри независимо от того, чем человек занимается.

Это совершенно особенная практика, обязательно требующая общения с опытным духовником. Представьте, что в пространстве вашего внутреннего мира идет некий постоянный процесс, который становится доминантой внутренней жизни. Это можно сравнить с окошком, которое человек старается держать открытым. Молитва — это окошко из нашей самодостаточности, из этой душной комнатки. Если держать окно открытым, туда проходит свежий воздух Божественной силы и есть чем дышать.

— Есть ли другие разновидности молитвы?

— Видов молитвы, конечно, множество. Есть такое понятие — предстояние человека перед Богом, когда ум настолько увлечен Богом, настолько влюблен в Божественное, что все остальное ему как-то мало интересно. И даже когда человек занимается совершенно другими вещами, основной фокус его внимания все равно остается в глубине этого предстояния. Это хорошо понимают люди, которые были сильно влюблены. Сам факт, что ты любишь, уже является мощным источником вдохновения. И чем бы человек ни занимался, он все равно согревает свой внутренний мир этим огонечком. То же самое касается непрестанной молитвы. Цель всякой молитвы — это именно согревание сердца. Не получение экстатического удовольствия путем изменения сознания, а радость от того, что ты живешь правильно и праведно.

У отцов встречается часто такое понятие, как сведение ума в сердце. Это особое состояние, когда при постоянном произнесении молитвы вовлекается человеческое сердце как вместилище личности, некая сердцевина нашей жизни. Когда это происходит, человек настраивается на волну богообщения, его состояние допускает глубинное и непосредственное общение с Богом.

— Иисусова молитва — это монашеский опыт, простому мирянину недоступный?

— Ничего подобного. Я знаю многих прихожан, которые Иисусову молитву практикуют. Этому ничто не препятствует. Сидит человек в офисе, занимается работой, не требующей предельного напряжения сил, и тихо про себя творит Иисусову молитву. С. И. Фудель в своей замечательной книге «У стен Церкви» описывает некоего швейцара, который уже в советское время работал в гостинице, стоял в дверях, носил чемоданы, и при этом у него был дар непрестанной молитвы.

Как молиться правильно

— Здесь все очень индивидуально. Очевидно одно — режим должен быть. Человек, который ждет, что настанет время, когда он освободится от житейских попечений, и благословенная харизма непрестанной молитвы посетит его, — такой человек никогда не будет молиться. Поэтому есть определенное правило утренних и вечерних молитв, молитвы, связанной с богослужением. Самое главное, к чему должен приучиться человек, — это к еженедельному посещению храма во время Божественной литургии. Самая правильная молитва — молитва благодарения, созидания Церкви как общности людей вокруг Христа. Это самое тяжелое. Множество людей готовы молиться дома, но вот регулярно ходить в храм — это тяжело. Всех прихожан можно четко разделить на две категории: те, кто еженедельно ходят в храм, и те, кто ходят в храм, когда душа лежит. Это две совершенно разные категории людей по пониманию веры. Когда человек приходит в храм, он поверяет правильность своего внутреннего состояния тем духом, которым живет Церковь. Он как бы опускает себя, как огурец, в рассол и вылезает оттуда малосольным огурчиком с определенным вкусом и запахом. А так он может в холодильнике лежать долго и даже не протухнуть, но в нем не будет этого аромата, этого вкуса. Это первое и самое основное.

Второе — я сторонник, чтобы молитвенное правило у каждого человека было индивидуальное, с учетом обстоятельств его жизни. Одно дело, когда человек нигде не работает. Другое дело, когда человек занят на производстве. Третье — многодетная мать, у которой семеро по лавкам. Четвертое — человек творческой профессии, который делает что хочет и когда хочет. Эти обстоятельства должны обсуждаться с духовником, который и определяет объем молитвенного правила.

Молитвенное правило — это ежедневные гаммы, которые, если не играются, то пальцы атрофируются, и на занятии ты ничего не сыграешь — не говоря уже про концерт.

— А в чем состоят правила?

— Во-первых, молитва совершается перед святым образом, перед иконой. Правильно, когда этот образ близок человеку, вызывает определенные переживания. Это своего рода ключ к разговору с Богом. Плохо, когда человеку приходится заставлять себя смотреть на образ, потому что он ему чужой. Образ не должен быть чужим. В отличие от католической мистической духовной практики православие настаивает на отсутствии какого бы то ни было фантазирования во время молитвы. Молитва с закрытыми глазами не приветствуется. Ум не терпит пустоты. Мы вперяем свой взгляд в образ иконы, и это есть то пространство, перед которым мы молимся. Мысль не должна гулять. Надо сфокусировать сознание перед этим образом.

Следующее правило — предельное сосредоточение на словах молитвы. Ум должен уходить от любых воспоминаний, размышлений. Он должен, как схиархимандрит Эмилиан пишет, вытягиваться к Богу в молитве с тем, чтобы только слова молитвы структурировали человеческую душу по направлению к Богу.

Кроме того, желательно и правильно молитву творить вслух. Когда молитва творится вслух, она задействует не только наши речевые рецепторы, но и слух. От такой молитвы сложнее отвлечься, чем когда вы ее творите про себя. Умная молитва творится про себя, но о ней можно говорить, когда у человека есть уже определенный навык и он может продолжительное время быть собранным и никуда глазами не убегать.

И еще одно требование молитвы — это отсутствие искусственного подогревания эмоций. Эмоции здесь не являются самоцелью. Никакого экстаза. Мы выполняем свой труд по отношению к Богу. Я вспоминаю эпизод из жизнеописания одного из валаамских подвижников. Когда ему очень хотелось молиться, он откладывал четки, шел во двор, рубил дрова, занимался разными житейскими попечениями. А когда он готов был делать все что угодно, только не молиться, вот тогда он брал свои четки и молился. Он объяснял это так: когда я молюсь и получаю от этого утешение душевное, можно очень легко это утешение принять за Бога и оказаться в состоянии прелести — вместо того, чтобы быть предельно открытым действию Божественной благодати, ты просто захлопываешься. Ты оказываешься самодостаточным — и всё. Это и будет тот самый духовный тупик, о котором многие отцы предупреждали. Почему возгревание какой бы то ни было чувственности в молитве категорическим образом отсекается? Почему в храме читают монотонно? Почему даже партесное пение* в храме звучит скромнее, нежели пение оперное? Потому что в молитве нужно открыться не эмоциям, а совершенно другим переживаниям. Когда я попадаю на греческую службу и там начинают петь, я почти физически чувствую, как меня за шкирку взяли, пинка дали, и вот — я уже лечу. И ты понимаешь, что летишь не потому, что ты такой хороший и крылья у тебя натренированные, а потому, что эта храмовая стихия тебя берет и увлекает. Там нет никакой чувственности. Там есть экзистенция — глубинное переживание предстояния человека перед Богом, а все чувственное наше, оно где-то сбоку идет.

В чем польза молитвы

— Молитва — это событие, не приносящее очевидной пользы. Результат молитвы если и будет, то не скоро, и поначалу кажется, что он не очевиден. Если называть все своими именами, для многих молитва кажется бесполезной тратой времени. Логика здесь понятная: неужели Бог Сам не знает, что мне надо, зачем Богу надоедать просьбами? Что я ему скажу? Господи, давай-ка, решай мои проблемы? И вот здесь мы подходим к очень важной вещи — значимости нашего участия в духовной жизни. Делая что-то, мы сами делаемся. Молитва выступает не просто как некая техника выпрашивания благ. Молитва— это соработничество. Когда Господь говорит «просите и дано будет вам», Он это говорит не потому, что просто так дано не будет. У преподобного Исаака Сирина есть интересные слова о том, что сын у отца своего уже не просит хлеба, но домогается большего и лучшего в доме своего Отца. В Евангелии сказано: не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться… Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам(Мф 6:25–33). Эта установка показывает, что, даже когда мы что-то просим у Бога, мы не ставим себя в положение просителей у некоего вредного господина. Все с точностью до наоборот.

Бог хочет, чтобы мы научились молиться, потому что в молитве мы становимся соработниками, мы включаемся в процесс сотворчества. Нам дается право своим произволением участвовать в решении Божественных судеб мира.

Нам дается право быть Его консультантами, советниками, кем угодно.

— Все в руках Божьих, но, если ты просишь, что-то меняется?

— Самый яркий пример здесь — это история пророка Ионы в Ниневии. Бог отправляет Иону в Ниневию сказать, что скоро она полностью погибнет, ибо таков суд Божий. Приговор уже вынесен, всё. Иона это объявляет. Но неожиданно ниневитяне каются, меняют свою жизнь, и ничего не происходит — Бог отменяет приговор. А Иона выглядит обманщиком: что за пророк, который пророчествует, а ничего не происходит? Тут за одну ночь вырастает над Ионой некая тыква, и он спасается под нею от палящего солнца пустыни. На следующую ночь тыква засыхает, и он оказывается опять под палящим солнцем. И это его просто добивает! В полном непонимании он вопиет к Богу и просит смерти. И тут ему Господь говорит: вот смотри, тебе было жалко эту тыкву, которую не ты садил, не ты поливал? А Мне ли не пожалеть этих несчастных ниневитян, среди которых более ста двадцати тысяч человек, которые не умеют отличить правой руки от левой? То есть Бог не формальный закон, где все предрешено и наше участие ничего не меняет. Почему христианство всегда категорически против какого бы то ни было фатума, рока? Потому что в пространстве нашей жизни мы отвечаем за то, куда дальше наша жизнь пойдет. Другое дело, что Бог вне этого пространства, вне этого времени. Он знает, что будет, но Он не предопределяет наш выбор. В своем времени, в своем месте мы действительно свободны, и поэтому ответственны.

— И молитва тоже оказывается вариантом свободы выбора?

— Да. И как показывает огромное количество чудес, молитва имеет силу. Она работает.

— Вы можете привести пример?

— У меня очень много подобных примеров. Ну вот свежий случай. Мой друг Алексей как-то звонит и говорит: у нас беда, жена беременна вторым ребенком, и при обследовании на УЗИ выяснилось, что у ребенка некий дефект позвоночника. Врачи говорят, что надо делать аборт, ребенок гарантированно родится инвалидом, ни ходить, ни сидеть не сможет. А срок уже большой, шесть или семь месяцев. Во всем мире есть одна единственная клиника в Швейцарии, где делают операции внутриутробно, и там готовы рискнуть ее оперировать. Это, естественно, требует огромных денег. А время-то идет. Есть всего 2 недели, в течение которых операция должна быть проведена. То есть моему другу надо найти 3-4 миллиона рублей в течение недели. Это нереально! Он обычный научный сотрудник Института востоковедения. Я посоветовал ему обратиться в благотворительный фонд «Предание». И вот, представьте себе — за неделю была собрана сумма в полтора раза больше, нежели требовалось. И, конечно, все молились. Он не верил, что это возможно. Но они с женой поступили очень правильно: делай все, что можешь, а остальное предай в руки Бога. В итоге операция была проведена, ребенок родился совершенно здоровый. Я его крестил неделю тому назад.

— Нет ли тут соблазна вступить с Богом в товарно-денежные отношения? В 1990-е годы в моем родном городе появились адвентисты, которые очень многих собрали под свои знамена простым тезисом: молись, не пей, не кури — и будет тебе двухкомнатная квартира. Они были так убедительны!

— И как?

— Ну, не всем досталась квартира. Но народ все равно просил.

— Да, соблазн. У меня личное отвращение к такому подходу. В этом есть некий механицизм — если я сделаю то-то и то-то, то Бог неизбежно сделает то-то и то-то. Но в этом отсутствует самое главное — любовь, возможность любви. Если Бог — это такой закон, при соблюдении которого ты с неизбежностью самого закона получишь какой-то результат, — это далеко от христианства. В христианстве акцент делается на то, что между человеком и Богом должны быть личные отношения. Эти отношения предполагают веру как область бесконечных рисков, способность ввериться тому, ответ от которого ты можешь получить не такой, как ты ожидаешь.

— Но Вы говорите о чудесах? Значит, адвентисты правы?

— Я думаю, что в этом есть некое сознательное понижение уровня отношений. Вот представьте, вы приходите к какому-то очень известному литератору, очень состоятельному человеку. У вас есть возможность с ним пообщаться. И вот перед вами два пути. Первый путь — это рассказать ему, какой вы бедный, несчастный и сколько вы могли бы сделать, если бы у вас появилась двухкомнатная квартира. А второй вариант: вы просто общаетесь с ним и пытаетесь получить то, что несоизмеримо ни с какими квартирами, потому что он великий литератор, глубокий человек, вы можете войти с ним в некий душевный резонанс, и даже качество жизни вашей может измениться просто потому, что этот человек прошел концлагеря, знает, почем фунт лиха и у него такой опыт, какого вы ни в какой книжке не вычитаете. Мне кажется, если общение с Богом низводить до выпрашивания какого-то конкретного житейского блага, это значит обращаться не к тому и не с тем. Бог не запретил нам просить у Него. Но при этом мы должны добавлять: да будет воля Твоя, потому что Бог — это не инструмент нашей собственной жизни, а цель. Само общение с Ним — это наша цель. Если я дружу с человеком, который имеет большие финансовые возможности, я никогда не буду его просить. Почему? Потому что тем самым я покажу, что мне он интересен только как денежный мешок. А это уже — не любовь, а пользование.

— Говорят, вот зуб болит, надо помолиться такому-то святому. В этом есть смысл?

— Смысл, конечно, в этом есть, но гораздо меньший, нежели традиционно считается. Все-таки святые для нас — это не альтернативные божества, более доступные, чем огромный, недоступный Бог, как это происходит в язычестве. Нет, святые — это скорее спутники, близкие по времени и обстоятельствам люди, но никоим образом не подмена Бога. К ним человеку проще обращаться, нежели молиться Христу. Но это неправильно, потому что вся жизнь Церкви вращается вокруг Христа. У нас нет никакой альтернативной святости, кроме Бога. И даже обращаясь к святому, мы все равно обращаемся к Богу, чтобы через этого святого нам была оказана помощь. И вот тут мы возвращаемся к теме соработничества. Церковь верит, что Бог дает святым некую благодать, право выступать ходатаями перед Ним в тех или иных нуждах. Это опять-таки не альтернатива, а соработничество.

— Чем христианская православная молитва отличается от других духовных прак­тик, медитации, например?

— Тем, что средоточие христианской молитвы — это Бог. Не наши переживания, не просветление сознания, а именно Бог. Идея преображения человеческого существа в формате молитвы является первичной. Я, конечно, не специалист в глубинах буддийских, но из знакомства с техниками йоги я понял, что все равно речь идет о концентрации человека вокруг его личности. Нет там этого перехода личности в вечность. Задача молитвы какая? Чтобы в человеке восторжествовал Христос. В молитве мы вступаем в глубинный резонанс с волей Божией. Это радость от того, что тебя ведут, что ты согласен с тем, Кто ведет, ты сам за Ним идешь, куда бы Он ни пошел.

Материалы интернет-журнала foma.ru

Православный женский день. День Жен-мироносиц.

Отправлено 9 мая 2019 г., 02:51 пользователем Наталья Скоробогатова


В третью неделю (в церковном календаре неделей называется воскресный день) после Пасхи наша Церковь прославляет подвиг святых жен-мироносиц: Марии Магдалины, Марии Клеоповой, Саломии, Иоанны, Марфы и Марии, Сусанны и иных.

Это те самые женщины, которые были свидетельницами крестной смерти Спасителя, которые видели, как померкло солнце, земля тряслась, рассыпались камни и многие праведники воскресли из мёртвых, когда распят был и умер на кресте Иисус Христос. Это те самые женщины, в домах которых бывал Божественный Учитель за их любовь к Нему, которые следовали за Ним на Голгофу и не отходили от креста, несмотря на злобу книжников и старейшин иудейских, на зверство воинов. Это те самые женщины, которые, любя Христа чистою, святою любовью, решились затемно идти ко Гробу Господню, благодатью Божией преодолев ужас, заставивший апостолов разбежаться в страхе, спрятаться за затворёнными дверями, забыть о своём ученическом долге.

Слабые, пугливые женщины чудом веры на наших глазах вырастают в жён-благовестниц, давая нам образ мужественного и самоотверженного служения Богу. Именно этим женщинам первым явился Господь, а потом уже Петру и другим ученикам. Раньше всех, раньше любого из мужчин в мире, узнали они о Воскресении. А узнав, сделались первыми и сильными проповедницами, стали служить Ему уже в новом, высшем – апостольском призвании, понесли весть о Воскресении Христовом. Ну разве не достойны ТАКИЕ женщины нашей памяти, восхищения и подражания?

Почему все евангелисты уделяют столько внимания приходу мироносиц к святому Гробу, а двое из них добавляют рассказ о том, как первой увидеть Воскресшего была избрана Мария Магдалина? Ведь Христос не выбирал этих женщин и не звал их следовать за Собой, подобно апостолам и 70 ученикам? Они сами пошли за Ним как за своим Спасителем и Сыном Божиим, несмотря на Его видимую бедность, простоту и явную враждебность к Нему первосвященников.

Представьте, что должны были испытать эти женщины, стоя у Креста Спасителя и видя весь позор, ужас и, наконец, смерть любимого Учителя?! Когда Сын Божий испустил дух, они поспешили домой, чтобы приготовить ароматы и миро, а Мария Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где полагали тело Иисуса во гроб. Они ушли только после наступления полной темноты, чтобы пред рассветом опять прийти ко гробу.

«И вот, ещё ученики – апостолы! – оставались в растерянности, сам Пётр оплакивал горько своё отречение, но женщины уже спешили ко гробу Учителя. А верность – не высшая ли христианская добродетель? Когда слово «христиане» ещё не употреблялось, они так и назывались – «верные». Литургия верных. Один из прославленных отцов-аскетов говорил своим монахам, что и в последние времена будут святые, и слава их превзойдёт славу всех бывших ранее, потому что чудес и знамений тогда не будет, а они останутся верны. Сколько подвигов верности совершили добрые женщины-христианки за века истории Церкви!» – пишет историк Владимир Махнач.

С женщиной в мир пришёл грех. Она первая соблазнилась и соблазнила мужа своего отпасть от воли Божией. Но от Девы был рождён Спаситель. У Него была Мать. На замечание царя-иконоборца Феофила: «От женщин в мир пришло много зла» монахиня Кассия, будущая создательница канона Великой субботы «Волною морскою», весомо ответила: «Через женщину произошло и высшее благо».

Путь мироносиц не был ни загадочен, ни сложен, но вполне прост и понятен каждому из нас. Эти столь разные по жизни женщины прислуживали и помогали во всём любимому Учителю, заботились о Его нуждах, облегчали Его крестный путь, сострадали всем Его испытаниям и мукам. Мы вспоминаем, как Мария, сидящая у ног Спасителя, внимала всем существом своим учению Его о жизни вечной. И другую Марию – Магдалину, помазывающую драгоценным миром ноги Учителя и утирающую их своими длинными, чудными волосами, и то, как плакала она на пути к Голгофе, а потом бежала на рассвете дня воскресения ко гробу замученного Иисуса. И всех их, испуганных исчезновением Христа из гроба, рыдающих в невыразимом отчаянии и поражённых явлением им Распятого на пути, когда они торопились возвестить апостолам о случившемся.

Священномученик Серафим (Чичагов) обращал внимание советских женщин: «Они все тем более дороги нам и близки нашему сердцу, что были такими же простыми людьми, как и мы, со всеми человеческими слабостями и недостатками, но по беспредельной любви ко Христу совершенно возродились, изменились нравственно, достигли праведности и оправдали на себе каждое слово учения Сына Божия. Этим своим перерождением святые жёны-мироносицы неопровержимо доказали всем последователям Христа, что такое же спасительное возрождение не только возможно им, но и обязательно при условии их искренности, и что оно совершается благодатною силою евангельского обличения, вразумления, укрепления, одушевления или побуждения к духовным подвигам, а подвижники приобретают Царствие Божие, которое есть правда, мир и радость о Духе Святом».

Они достигли искренности по любви своей ко Христу и совершённым покаянием избавились и исцелились от страстей. И вечно будут они служить всему христианскому миру примером сильной и живой любви, христианской женской заботы о человеке, образцом покаяния!

Долгие века был у нас православный народный женский праздник, добрый, светлый, связанный с самым главным событием в истории человека, Воскресением Христовым, – неделя святых жён-мироносиц. Подлинный Международный женский день. Очень важно возродить его, потому что календарь – драгоценнейшее достояние нашей культуры. «Через календарь культ воздействует на культуру, определяет нашу жизнь, жизнь нашей страны, – пишет Владимир Махнач. – От порядка богослужения, от богослужебных текстов – к народным обычаям, к воспитанию детей, к нравственному здоровью общества. И нам, несомненно, следует сохранять всё, что осталось от нашего календаря, и постепенно восстанавливать то, что утрачено, украдено, извращено… Государство у нас, конечно, светское, но страна – православная. А государство существует для служения обществу, нации».


Марина Горинова Газета “Благовест"

Антипасха. Неделя о Фоме. Фомино воскресенье.

Отправлено 2 мая 2019 г., 02:51 пользователем Наталья Скоробогатова   [ обновлено 2 мая 2019 г., 02:58 ]


Первое воскресенье после Пасхи в церковном календаре носит название Антипасхи, Фоминой недели, а по народной традиции называется Красной горкой. Название Антипасха означает “вместо Пасхи”: не противопоставление, а обращение к прошедшему празднику, повторение его. С древних времен восьмой день по Пасхе, как окончание Светлой Седмицы, празднуется особо, составляя собой как бы замену Пасхи.

Фоминой неделей называется этот день в воспоминание о чуде уверения апостола Фомы.

В традиции Церкви существуют разные понимания поведения апостола Фомы: в большинстве толкований указывается на то, что Фома (Дидим, или Близнец) отличался косностью, переходящей в упорство. Когда Христос шел воскресить Лазаря, Фома высказал уверенность, что из этого путешествия ничего не получится доброго: “Пойдем и мы умрем с Ним” (Иоан. 11:16). Вместе с тем, некоторые богословы наоборот видят в этих словах преданность и желание быть учеником Христа не только на словах, следовать Ему не только тогда, когда опасность не грозит, но именно тогда, когда речь идет о жизни и о смерти.

Крестная смерть Христа произвела на Фому особенно удручающее впечатление: он словно утвердился в убеждении, что утрата Его невозвратна, – отмечает архиепископ Аверкий (Таушев). Упадок духа Фомы был столь велик, что он даже не был с прочими учениками в день воскресения: он, видимо, решил, что уже все кончено, и теперь каждый должен по-прежнему вести свою отдельную, самостоятельную жизнь. На уверения учеников о воскресении Христа он отвечает: “Если не увижу на руках Его ран от гвоздей и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20, 25). “Вложу руку мою в ребра Его” — из этих слов Фомы видно, что рана, нанесенная Господу воином, была очень глубока.

На восьмой день после Воскресения Господь явился апостолу Фоме и, свидетельствуя о том, что был с учениками все время по воскресении, не стал ждать вопросов Фомы, показав ему Свои раны, ответив на его невысказанную просьбу. Уже одно это знание Господом его сомнений должно было поразить Фому. Христос к тому же прибавил: “И не будь неверующим, но верующим”, то есть: ты находишься в положении решительном: перед тобой сейчас только две дороги — полной веры и решительного ожесточения духовного. В Евангелии не говорится, осязал ли действительно Фома язвы Господа, но так вера возгорелась в нем ярким пламенем, и он воскликнул: “Господь мой и Бог мой!” Этими словами Фома исповедал не только веру в Воскресение Христово, но и веру в Его Божество.

Однако, эта вера все же основывалась на чувственном удостоверении, а потому Господь, в назидании Фоме, другим апостолам и всем людям на все будущие времена открывает высший путь к вере, ублажая тех, которые достигают веры не таким чувственным путем, каким достиг ее Фома: “Блаженны не видевшие и уверовавшие…” И раньше Господь неоднократно давал преимущество той вере, которая основывается не на чуде, а на слове. Распространение веры Христовой на земле было бы невозможно, если бы каждый требовал такого же удостоверения для своей веры, как Фома, или вообще не перестающих чудес. Поэтому Господь и ублажает тех, которые достигают веры одним только доверием к свидетельству словом, доверием к учению Христову. Это — лучший путь веры. (Архиеп. Аверкий (Таушев). Руководство к изучению Священного Писания)

По Церковному Преданию, святой апостол Фома основал христианские Церкви в Палестине, Месопотамии, Парфии, Эфиопии и Индии, запечатлев проповедь Евангелия мученической смертью. За обращение ко Христу сына и супруги правителя индийского города Мелиапора (Мелипура) он был заключен в темницу, претерпел пытки и, наконец, пронзенный пятью копьями отошел ко Господу.

Начиная с Недели о Фоме в православной Церкви после длительного великопостного перерыва возобновляется совершение Таинства Венчания. На Руси именно на этот день – Красную горку, приходилось больше всего свадеб, устаивались гуляния, сватовства, молодежь надевала самые яркие свои наряды (возможно, именно поэтому день носит название Красной горки).




1-10 of 441