Архимандрит Павел (Груздев). «Голоден Я был, а ты, Павлуха, накормил Меня»

Отправлено 27 мар. 2014 г., 21:08 пользователем Храм св. Елисаветы   [ обновлено 27 мар. 2014 г., 21:12 ]
Имя ярославского старца архимандрита Павла (Груздева) почитаемо по всей России.
При жизни отец Павел был прославлен многими дарами. Во всяком случае, его предстательство пред Господом было сильно и действенно. Это был именно Старец – простец.
Архимандрит Павел незадолго до смерти, в 90-х годах нашего (уже минувшего) столетья, признался: "Родные мои, был у меня в жизни самый счастливый день. Вот послушайте.
Пригнали как-то к нам в лагеря девчонок. Все они молодые-молодые, наверное, и двадцати им не было. Их "бендеровками" называли. Среди них одна красавица - коса у ней до пят и лет ей от силы шестнадцать. И вот она-то так ревит, так плачет... "Как же горько ей, - думаю, - девочке этой, что так убивается она, так плачет".
Подошел ближе, спрашиваю... А собралось тут заключенных человек двести, и наших лагерных, и тех, что вместе с этапом.
"А отчего девушка-то так ревит?"
Кто-то мне отвечает, из ихних же, вновь прибывших: "Трое суток ехали, нам хлеба дорогой не давали, какой-то у них перерасход был. Вот приехали, нам за все сразу и уплатили, хлеб выдали. А она поберегла, не ела - день, что ли, какой постный был у нее. А паек-то этот, который за три дня - и украли, выхватили как-то у нее. Вот трое суток она и не ела, теперь поделились бы с нею, но и у нас хлеба нету, уже все съели".
А у меня в бараке была заначка - не заначка, а паек на сегодняшний день - буханка хлеба! Бегом я в барак... А получал восемьсот граммов хлеба как рабочий. Какой хлеб, сами понимаете, но все же хлеб. Этот хлеб беру и бегом назад.
Несу этот хлеб девочке и даю, а она мне: "Ни, не треба! Я честь свою за хлиб не продаю!"
И хлеб-то не взяла, батюшки! Милые мои, родные! Да Господи!
Не знаю, какая честь такая, что человек за нее умереть готов? До того и не знал, а в тот день узнал, что это девичьей честью называется.
Сунул я этот кусок ей под мышку и бегом за зону, в лес! В кусты забрался, встал на коленки... и такие были слезы у меня радостные, нет, не горькие.
А думаю, Господь и скажет:
 - Голоден был, а ты, Павлуха, накормил Меня.
 - Когда, Господи?
 - Да вот тую девку-то бендеровку. То ты Меня накормил!

 Вот это был и есть самый счастливый день в моей жизни, а прожил я уж немало".
Как отмечают воспоминания о нем, могучую жизнь прожил этот праведник с Богом и с народом, разделив все испытания, выпавшие на долю России в 20-м веке. Малая родина Павла Груздева - уездный город Молога - был затоплен водами Рыбинского водохранилища, и мологский изгнанник стал переселенцем, а потом и лагерником, отбыв срок наказания за веру одиннадцать лет.
И снова вернулся он на мологскую землю - точнее, то, что осталось от нее после затопления - и служил здесь священником в селе Верхне-Никульском почти тридцать лет и три года...
Все воспоминания отца Павла необычны и замечательны. Среди всех даров архимандрита Павла замечателен его дар рассказчика: он словно исцелял собеседника живительной силой своего слова.
Все, кто общался с батюшкой, кто слушал его рассказы - такие простые и житейские вспоминают в один голос, что уезжали от о. Павла "как на крыльях", настолько радостно преображался их внутренний мир.

Comments