Что сказать ребенку про Хэллоуинл

Отправлено 31 окт. 2017 г., 1:03 пользователем Ксения Ванакова   [ обновлено 31 окт. 2017 г., 1:07 ]
Конец октября приносит во многие семьи проблему под названием Хэллоуин. И несмотря на то, что в некоторых школах мероприятия по случаю сомнительного «праздника» запрещены, дети и подростки не прочь надеть на себя костюмы и поучаствовать в Хэллоуине вне школьных стен. Что же делать родителям – запрещать, ругать, наказывать, уговаривать, объяснять? О том, почему Хэллоуин популярен, как уберечь ребенка от участия в нем, а также о своем личном опыте воспитания детей в условиях укоренившейся хэллоуиновской традиции, рассказывает священник Михаил Владимиров – православный священник в США, отец двоих уже взрослых детей, которые успешно выдержали испытание Хэллоуином.

Скульптор Ray Villafane

Хэллоуин – «праздник» не надуманный

Первое, что должен осознать любой родитель, беспокоящийся о влиянии хэллоуиновской традиции на его детей, – это то, что Хэллоуин нельзя рассматривать как некое искусственное явление в современном мире. Равно как нельзя и выделять этот день из всей остальной жизни, которой ребенок и его семья живут в течение года.

Священник Михаил Владимиров
Хэллоуин – это просто яркое проявление того, что на самом деле происходит в человеческой душе ежедневно.

Есть только одна дорога, по которой мы в жизни ходим, и каждый день мы делаем на ней шаг или к Богу, или в противоположном направлении. И чем дальше человек идет в противоположном направлении, тем ближе для него кажется то, что происходит на Хэллоуин – потому что он видит там свои собственные, ставшие для него родными страсти. В этот день люди публично исповедуют то, что хотят быть среди всей этой мерзости и хотят стать ее частью. В целом для цивилизации, все дальше уходящей от христианства, «праздник» нечисти становится, к сожалению, естественным, а не надуманным и не навязанным.

Хэллоуин также часто называют чужеродным явлением для России. К сожалению, это не так. Сегодня Хэллоуин не является чужеродным явлением ни для России, ни для Америки, ни для Англии, ни для какой другой страны в мире. Он является неотделимой частью современной массовой, антихристианской по своей сути культуры, в которую Россия, как и множество других стран, погружается все глубже. А рассуждения на тему того, что хэллоуиновская «зараза» пришла с Запада, являются зачастую просто уходом от проблемы и от личной ответственности. Эта традиция действительно пришла с Запада, но те, кто восприняли ее, были к ней готовы.

Большинство детей участвует в Хэллоуине каждый день

Ребенок, который сидит и смотрит мультфильмы про монстров, привидений, войны или играет в компьютерные игры подобного рода, каждый день участвует в Хэллоуине. Родители, которые этого не понимают, обрекают своих детей на катастрофическое будущее.

Участие детей в хэллоуиновских празднованиях – это, прежде всего, последствие безразличия или лени их родителей: лени разговаривать со своим ребенком, лени участвовать в его жизни. Вместо общения ребенку подсовывается планшетник. А в планшетнике есть выход в интернет, а в интернете – мультфильмы и видео про звездные войны, про «хороших» чудовищ, про «справедливых» супергероев, про порочных священников и распутных монахов. Причем все это подается очень весело и занимательно.

В результате ребенок воспитывается не родителями, а создателями этих фильмов. В соответствии с тем, что дети видят на экране, меняется их психика, жизненные ценности и приоритеты. А Хэллоуин становится лишь возможностью представить себя миру в образе героев своей мечты.

Фото: Сергей Мордвинов / sib.fm
А вот для родителей Хэллоуин это, прежде всего, экзамен. Экзамен на то, кого они воспитали в своем ребенке. Потому что маскарад дает человеку возможность спрятаться за маской и представить себя хотя бы в шутку тем, кем человек хочет себя видеть. Выбранный ребенком костюм — это как лакмусовая бумажка для родителей.
Запретить нельзя разрешить

Я против того, чтобы запрещать детям участвовать в Хэллоуине. Это ничего не даст, кроме развития комплексов и синдрома запретного плода. Дети должны САМИ НЕ ЗАХОТЕТЬ участвовать в этом «празднике». Если родители не в состоянии сделать так, чтобы дети этого не захотели, вопрос не к детям, а к родителям.

Конечно, если говорить о детях младшего и среднего школьного возраста, то родители могут бороться за запрет проведения в школе мероприятий по случаю Хэллоуина. Но это стоит делать только при условии, что сами отцы и матери не сидят сутками в интернете, не покупают детям компьютерные игры, а проводят с детьми минимум пять часов в день. Не рядом, а именно ВМЕСТЕ С детьми: разговаривают с ними, слушают и слышат их, с интересом играют в их игры, а также включают детей в свою взрослую жизнь, начиная с совместно приготовленного ужина и забитого гвоздя.


А вот в старших классах запрещать подростку участвовать в Хэллоуине уже поздно. Потому что если к 9 классу человеку не объяснили, что такое хорошо, а что такое плохо, то запретом проблему уже не решить.

Но решать ее, конечно, необходимо – просто начинать нужно не с Хэллоуина, а с дня после него, чтобы к следующему году подросток пришел уже с другим взглядом на этот «праздник».

То есть родителям нужно готовить ребенка к Хэллоуину триста шестьдесят четыре дня в году… Для того чтобы в триста шестьдесят пятый, день Хэллоуина, посмотреть, как они сдадут этот экзамен.

Личный опыт

Мои дети росли в Америке. Здесь является нормой, когда в Хэллоуин ученики приходят на занятия наряженные, а после школы вместе с родителями ходят по домам, собирают конфеты. Это делают все, особенно в начальных классах. Можно, конечно, физически исключить ребенка из этой игры, но это неправильно: тогда он на всю жизнь запомнит, что ему не дали поиграть в Хэллоуин, и начнет в него играть в 15-20 лет. Именно поэтому мы с женой не запрещали своим детям наряжаться и даже ходили собирать конфеты вместе с ними, но при этом планомерно, из года в год прививали им негативное отношение к этому «празднику».

Мои дети выбирали себе костюмы сказочных персонажей. В детстве они относились к этому исключительно как к озорству, как к возможности получить конфеты и посоревноваться, кто соберет больше сладостей. Но в какой-то момент, повзрослев, они по своему собственному желанию отказались участвовать в этом праздновании.

Фото из архива отца Михаила



Это произошло в 2001 году после теракта во Всемирном торговом центре. Сыну тогда было десять лет, а дочке шесть. Хэллоуин был вскоре после 11 сентября – все еще помнили этот кошмар, перед глазами стояли картины бегущих испуганных людей, фотографии с лицами погибших. В сердцах было ощущение ужаса и отчаяния. В тот год сын сказал, что больше не хочет участвовать в Хэллоуине – слишком уж перекликались псевдокомические хэллоуиновские ужасы с тем, что было на самом деле, с тем кошмаром, который был реальностью.
Да, конечно, мы с женой готовили его к тому, чтобы он принял такое решение – до этого мы не раз разговаривали в семье о том, что игры, в которые люди играют на Хэллоуин, однажды могут превратиться в реальность. Но все же это стало его личным решением. А дочь последовала примеру старшего брата. С тех пор ни у одного из моих детей (а оба они уже взрослые люди) не возникало желания одеться в какой-то костюм или поучаствовать в т.н. хэллоуиновских вечеринках, которые были очень популярны среди их сверстников.

А чтобы не быть белыми воронами в школе, мои дети в последующие годы в день Хэллоуина одевали на занятия какую-нибудь смешную шляпу или кухонный фартук. Но это было не участием, а скорее нежеланием нарочито демонстрировать одноклассникам свое негативное отношение к празднику, который является неотъемлемой составляющей культуры страны, в которой они жили.

«Папа, мне это нравится»

В Америке очень много хэллоуиновской атрибутики, особенно в пригородах. Огромное количество соседних домов к концу октября обрастают снаружи жуткими инсталляциями – скелеты, мертвецы, кости, пауки, привидения. А в день самого «праздника», идя по улице, несложно встретить разодетых в страшные, мерзкие костюмы людей. И от этого никуда не деться.





Украшения на улицах Нью-Йорка. 
Фото: Максим Боровиков
Что же делать? Разговаривать! Когда ты проходишь с ребенком мимо «украшенных» домов, встречаешь ряженых на улице или видишь в магазине отдел с хэллоуиновскими декорациями, ты обсуждаешь это с ребенком, делишься своими чувствами и таким образом его учишь. И год за годом объясняешь ребенку, что это неприятно. Говоришь, например, что мне неприятно, когда на улице меня пугает скелет, встающий с земли при моем приближении. И мне неприятно смотреть на этот раскроенный череп. А если бы это был не пластмассовый, а настоящий череп? Постепенно у ребенка также закладывается негативное отношение к этому.






Нет ничего страшного в том, чтобы все называть своими именами. Даже если это касается конкретных людей. В этом нет осуждения человека. Это обсуждение и осуждение явления.
Например, если девочка, одноклассница сына, в двенадцать лет оделась в костюм проститутки и выставила белье напоказ, то правильным будет сыну сказать, что это неприемлемо не только для девочки, но и для взрослой женщины. Я всегда разговаривал со своими детьми, как со взрослыми, ничего от них не скрывал – что мне нравится, а что нет. Всегда делился с ними своей точкой зрения и выслушивал их мнение тоже. Они мне могли сказать: «Папа, мне это нравится». Тогда я спрашивал, почему.

И второй вопрос, который я неизменно задавал своим детям перед тем, как они что-то делали, зачем? Например, зачем ты надеваешь этот костюм? В данном случае не почему, а зачем. «Почему» – тут понятно, потому, что все так делают. А ЗАЧЕМ конкретно ТЫ его надеваешь? Это уже персональная ответственность за свое действие.


7+ или когда начинать серьезно говорить о Хэллоуине с ребенком

Невозможно ребенку пяти лет объяснить, что такое Хэллоуин с духовной точки зрения — он не поймет.
Начинать серьезно говорить о Хэллоуине, пытаться объяснить духовную подоплеку явления можно только тогда, когда ребенок уже готов размышлять о духовных проблемах в принципе. И у каждого этот момент может наступить на разном этапе взросления. Формально этим возрастом считается семь лет, когда человек впервые допускается до исповеди. Но по моему священническому опыту знаю, что в семь лет дети еще зачастую не готовы говорить ни о каких-то духовных проблемах.



Фото из архива отца Михаила

Родители, прежде всего, своим поведением должны показывать ребенку пример духовной жизни. Ведь дети всегда подражают родителям. Но опять же, при условии, что родители дают возможность подражать – то есть показывают ребенку свою жизнь, включают ребенка в нее, а не усаживают его за телевизор или компьютер. Ну а если боятся показать свою настоящую жизнь – то лучше, конечно, не показывать, да и жить так не надо.

А о духовных проблемах с ребенком нужно начинать говорить тогда, когда он сам об этом попросит. Например, придет и задаст вопрос, почему у его друга Пети папа ушел от мамы. Такой вопрос – хорошая возможность завести с ребенком разговор о духовной жизни, ведь брак является ее важнейшей частью, отсюда и можно начать.

Ребенок не должен бояться спрашивать вас о любых вопросах взрослой жизни, которые его интересуют. А если он запуган демонизацией Хэллоуина, смысла которого он пока что не в состоянии понять, и воспринимает запрет нарядиться как несправедливое наказание, то вместо будущих вопросов о духовной жизни вас может ждать глухое молчание с его стороны.

Фото из архива отца Михаила
Comments