Когда старец превысил полномочия

Отправлено 19 окт. 2016 г., 17:32 пользователем Ксения Ванакова

ПРОТОИЕРЕЙ ФЕДОР БОРОДИН | 18 ОКТЯБРЯ 2016 Г.

О настоящих и ненастоящих старцах – протоиерей Федор Бородин, настоятель храма Космы и Дамиана на Маросейке (Москва).
Когда старец превысил полномочия
АР

Смутительные советы

Протоиерей Федор Бородин. Фото Анны Гальпериной

Протоиерей Федор Бородин. Фото Анны Гальпериной

Старцы, с которыми мне довелось столкнуться – отец Герман (Красильников), отец Иоанн (Крестьянкин), отец Кирилл (Павлов) и отец Илий (Ноздрин).

Отец Герман, увидев меня, девятиклассника, и мою сестру, назвал нас по имени, причем ни от кого наши имена слышать не мог. Он в кратких словах очень много важного сказал мне обо всей моей будущей жизни. Помню, как отец Кирилл (Павлов) в Лавре меня, студента, внимательно глядя в глаза, тоже назвал по имени, как будто прочитывал имя по глазам. Это люди, которым я действительно доверял. Сейчас первые двое у Господа, отец Кирилл недоступен. Так что кроме отца Илия я не могу никого назвать для себя словом «старец».

Те из них, за исключением отца Илия, о которых идет молва, что они старчествуют, иногда дают очень смутительные советы, которые очень тяжело комментировать.

К сожалению, многие люди, которые берут на себя это название, в итоге приходят к тому, что покойный Патриарх Алексий определил как младостарчество.

Настоящее старчество – это служение, которое дает только Господь, это пророческий дух Церкви. Причем в правильном, библейском понимании, когда пророк – это не тот, кто открывает будущее, а тот, кто прорекает волю Божию о тебе в настоящем.

Это служение, на которое человека призывает Святой Дух.

Грубое вмешательство

Иногда мы видим, что некоторые священнослужители ведут себя так, как будто Дух Святой открывает им что-то говорить, а по плодам мы понимаем, что это не так. В итоге получается грубое вмешательство в жизнь, в судьбу другого человека, неуважение к его собственной свободе и принятие решения за него тогда, когда он даже не просит за него ничего принимать. Все это в девяностые годы цвело пышным цветом. Сейчас этого стало меньше, но, тем не менее, оно осталось.

Помню одного очень уважаемого пожилого московского духовника, с горечью рассказывавшего, что его прихожанка, которая в течение 25 лет у него окормляется, поехала в только что открывшийся монастырь и там только вчера рукоположенный иеромонах сказал ей: «Ты к своему духовнику не ходи, потому что белое духовенство ничего в жизни духовной не понимает. Лучше приезжай ко мне раз в полгода. Я тебе буду давать советы, и только выполняя их, ты спасешься. Сейчас делай то-то, то-то и то-то». И вот то задание, которое он ей дал, было совершенно несовместимо с ее реальной жизнью, с ее семьей, с ее мужем. Такой, самовольно взятой, властью человек почти сломал судьбу этой женщины. Сколько таких действительно сломанных судеб – и пересчитать невозможно!

nnm.me

nnm.me

Реализация свободы

Мне кажется, что любой священник, принимая к разовому или постоянному руководству душу другого человека, должен помнить о том, что его цель – воспитать из этого человека взрослого, реализующего свою свободу христианина. Задача родителей, воспитывающих детей, – сделать так, чтобы они без нас смогли правильно жить: и духовно, и житейски, дать им все возможные навыки, чтобы они, когда нас не будет рядом, могли правильно принимать решения в этом очень сложном мире. Задача духовника точно такая же – научить человека свободно принимать правильные решения. А для этого необходимо воспитывать свободу.

Как воспитывать свободу в ребенке? Ему постепенно расширяют поле принятия его решений, с одновременным возлаганием ответственности за эти решения. Если этого не делать, то вырастет человек со сломанной волей, который ни одного решения принять не сможет, а уж тем более воплотить в жизнь.

Задача священника – стоять рядом и помогать человеку в его возрастании. Когда мы, священники, берем на себя что-то большее, какие-то решения за другого человека принимаем – это очень опасно, и мы очень тяжело за это будем отвечать перед Богом. За то, что превысили свои полномочия.

Я не говорю о том, что мы должны все время молчать и во всем соглашаться. Если мы видим, что человек принимает неправильное решение, мы должны ему сказать, что, исходя из Писания, из Заповедей Божьих, из канонов, правильнее все-таки вот так. А дальше пусть решение принимает он сам.

Comments