Откуда деньги у Церкви или почем в храме свеча?

Отправлено 27 окт. 2013 г., 15:12 пользователем Храм св. Елисаветы
       Однажды мой знакомый, будучи человеком не верующим, даже, придерживающийся атеистических взглядов, сказал мне с укором: «А что же храмы ваши некоторые штукатуркой-то облупились? Еще край денег не выделил? Вроде, бюджет уже распределили… Или «федералы» задержали?». Поначалу приглядываюсь, не шутит ли? Сам ведь в администрации, пусть и поселковой, руководящую должность занимает. Но, нет, подвоха нет. После моих объяснений, друг задумался и, судя по озадаченному виду, пошел перепроверять информацию у коллег по правительству.
        Все бы ничего, но разговоры про то, что «Церковь содержит государство», оказывается, существуют и в церковной среде, не говоря уже о головах простого обывателя. Но почему же в случае подсчета финансов забывается тот самый бессмертный лозунг-аргумент: «Церковь отделена от государства»? Или мы отделяем ее только частично, протестуя против ОПК в школах или, например, открытия храмов в вузах и больницах? Но Церковь не финансируется ни из госбюджета, ни из региональных. По сути, каждый храм в России – это отдельная, независимая ни от кого в финансовом отношении, самостоятельная единица, существующая за счет пожертвований прихожан. И тут, слабо, но примирившись с тем, что Церковь это не структурное подразделение, включенное в бюджетирование, возникает другой вопрос: а что это у вас свечи такие дорогие? А почему крещение столько стоит?  «Наш человек» ухватывается за эту мысль как за соломинку, развивая едва не ускользнувшую от него тему. Мол, цена красная свечке 3 копейки, а продают…
        Ну, во-первых, не продают: стоимость той самой пресловутой свечи – это пожертвование, наша личная жертва, которая, находя вещественное воплощение, выразилась в парафине и фитильке, так трепетно предстоящая пред Господом, тая и отдавая Творцу всю себя без остатка. А во-вторых, напоминание нам, что ранее, у большинства прихожан, являвшимися по большей части крестьянами (процентное соотношение которых было доминантным в дореволюционный период) не было надобности что-то покупать при храме, ведь, наоборот, это они несли в храм, причем самое лучшее: воск для свечей, масло для лампад, тесто или муку для просфор, еду для трапезных и многое другое, не забывая отчислять десятину, кто деньгами, а кто урожаем. Сейчас, в век потребления, нам сложно представить, как кто-то разводит пчел на балконе, получая воск, или изготавливает домашнее масло. А посему деньги стали самым доступным способом жертвы. Обменял частичку своего честного и непростого труда, оплаченного бумажными купюрами, на то, что можно принести Богу – ладан для кадила, или, даже, оплату коммунальных платежей прихода, чтобы не мерз ни сам жертвователь, ни клир, ни ближние, молящиеся в храме.
        Содержание храма требует определенных и немалых затрат: содержание духовенства и всех труждающихся, начиная от уборщиц, заканчивая певчими. Кстати, надо отметить, что государство получает с заработных плат «сотрудников» все причитающиеся налоговые вычеты. Отопление, свет, вода – все то, что зовется коммунальными платежами, также лежит на приходе. Для примера, наш Спасо-Преображенский кафедральный собор в Хабаровске, ежемесячно обходится приходу почти в 2 миллиона рублей. Вспоминая, что финансирования со стороны государства нет, не удивительна цена пожертвования за свечи, которая у прихожан редко вызывает вопросы: они знают положение и нужды своего прихода. Но в целом, никто не взымает плату за вход, не предлагает насильно приобрести что-то в иконно лавке, а главные Таинства: Покаяние и Причастие – доступны любому. Ведь не секрет, что жертва – понятие сугубо добровольное, до которого нужно вырасти.
        Любой христианин должен научиться не только брать (а мы и этого порой не умеем), но и давать: и материально, и духовно, и физически. Ведь за внешним благополучием храма: золотыми куполами, блеском одеяний священников, серебром окладов икон, - стоит большой, подчас незаметный труд множества людей, приносящих свою жертву, чтобы храмы, как дом Божий, отражение Неба на земле и место, где вместе собираются верующие люди, были достойны той роли, которую они исполняют. Можно вспомнить князя Владимира, который, побывав в православном храме, в соборе Святой Софии, был поражен величием, забыв, где он: на небе или земле.
        Да, сегодня жертвенность не в моде. Рекламы, афиши, акции и заманчивые (какое точное слово) скидки требуют от нас одного – купить товар, якобы нужный нам, сделать свою жизнь приятнее, комфортнее. И мы, в погоне за этим, готовы все положить на алтарь моды, не думая, что этим увеличиваем доход тех, кто будет требовать от нас новых жертв, видя в нас только вариант дохода. Нам навязывается мимолетное удовольствие, устаревающее так быстро, что мы не успеваем насладиться его покупкой, в противовес, которому предлагается такая немодная, никому ненужная жертва, требующая от нас колоссального усилия: отдать кому-то свое, забывая, что нет у нас своего – все дает Господь! И, все же, что-то, вопреки  всем рекламам и лозунгам, заставляет нас, не покупая, а именно жертвуя на ту самую свечу, хоть на миг уподобляться ей в своем бескорыстном, беззаветном горении к Богу, освещающему нашу жизнь жертвенной любовью.
Comments