В какие моменты Божественной литургии нужно поминать живых и усопших

Отправлено 29 янв. 2018 г., 22:39 пользователем Наталья Скоробогатова

По древней церковной традиции, после Литургии не положено совершать никаких частных треб, никаких частных молений. Потому что Литургия – это маленькая Пасха. Во время Литургии мы взбираемся на молитвенную высоту, мы, можно сказать, непосредственно, лицом к лицу с Богом общаемся, переживаем праздник, пир веры. И сразу с этой высоты спускаться и возвращаться опять в круг каких-то наших просьб… Церковь сочла с древности, что это не совсем уместно.


Когда я однажды рассказал об этом людям на одной беседе, один человек сказал: «Может быть, теоретически это и правильно. Но я прихожу в храм не для того, чтобы абстрактно участвовать вместе с Церковью в празднике встречи с Господом. Я хочу помолиться и о своих личных нуждах. Почему же вы этого меня лишаете , говорите, что не положено служить панихиды и молебны? Почему же вы лишаете меня этой возможности помолиться за моих живых родственников или за усопших?»
Этот человек задал очень правильный вопрос. Дело в том, что Церковь не напрасно, не случайно сказала, что после Литургии частные молебны и панихиды о чем-либо или о ком-либо нежелательны. Дело в том, что в самом чине Литургии содержатся, притом в концентрированном виде, молитвы и о здравии, и о упокоении. Несколько раз во время Литургии мы особо, «сугубо» молимся о живых. И так же сугубо, особо молимся и об усопших. Конечно, нельзя, знаете, по какой-то шкале измерить, на сколько именно Литургическая молитва выше молебна или панихиды, но можно с несомненностью утверждать, что многократно выше. По своим «благодатным характеристикам» – употреблю такое смелое выражение – Литургия выше любой нашей частной молитвы.


Четыре раза Церковь молится о живых и усопших специально, особенно.

Первый раз – во время проскомидии.
3.jpg
Второй раз – когда? – Во время «сугубой ектеньи».
Диакон прочитал Евангелие. И начинается «сугубая ектенья»:
«Рцем вси от всея души, от всея помышления нашего рцем».
«Господи, Вседержителю, Боже отец наших, молим Ти ся, услыши и помилуй».
Дальнейшие прошения этой ектении я пропущу и подойду к предпоследнему прошению:
«Еще молим Ти ся о милости, жизни, мире, здравии, спасении посещении, прощении и оставлении грехов рабов Божиих...». И мы читаем списки имен.
Так вот это – самое законное время, чтобы и мы свои свитки, книжечки, синодики раскрыли и помолились о здравии наших с вами близких людей.
А после этого следует ектенья заупокойная:
«Еще молимся об упокоении душ усопших рабов Божиих…», и опять диакон перечисляет имена.
Некоторые люди говорят: «Почему меня вынуждают молиться за каких-то совершенно незнакомых людей?» Когда диакон произносит имена, естественно, для большинства людей это незнакомые имена. Но дело в том, что, пока диакон поминает тех, о ком просили его молиться, мы можем помянуть и своих. Во-первых, можем помянуть и тех, кого мы не знаем лично. Мы за них помолимся, а кто-то за нас. Не будем жалеть своих сил, чтобы помолиться за незнакомых нам людей.

Третий раз – очень важно! – мы на Литургии поминаем живых и усопших, когда заканчивается Евхаристический канон, когда хлеб и вино становятся Телом Христовым и Кровью; тогда священник возглашает: «Изрядно о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии»!
И хор поет: «Достойно есть, яко воистину…» или: «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь». То есть поется гимн в честь Богородицы. Диакон кадит, наполняет кадильным дымом алтарь. И вот перед нами лежат раскрытые Тело и Кровь Христовы, Сам Господь, Воскресший и Преобразившийся, перед нами. Святые отцы говорили: «Когда, как не в эти минуты, когда перед нами Тело и Кровь Христовы лежат, мы можем помянуть всех, кого хотим?..» Один известный святой, находясь в темнице, писал своим братьям, епископам: «Братья, я очень много страдаю в узах. Пожалуйста, помолитесь за меня перед раскрытыми Дарами». Он имел в виду как раз этот момент.

И, наконец, четвертый, последний, сугубый, нарочитый момент поминания. После Причащения всех верующих священник заносит Чашу в алтарь, ставит ее на престол. Диакон (как положено) или священник (как часто совершается по современной практике) берет частицы, вынутые во здравие или во упокоение душ людей, опускает их в Чашу со словами: «Отмый, Господи, грехи всех зде поминавшихся, Кровью Своей честной, молитвами святых Твоих». Считается, что даже кто не был, не присутствовал на Литургии по какой-то уважительной причине, но за кого вынута частица из просфоры, в этот день он тоже омывается Кровью, тоже приобщается ко Христу. То есть, он тоже каким-то образом участвует в Таинстве Причащения.
Священник (или диакон) опускает в Чашу частицы, а прихожане могут, со своей стороны, вознести в этот момент молитву о всех близких. Вы можете сказать мысленно или тихо: «Отмой, Господи, грехи всех поминавшихся здесь, всех близких моих, сродников, друзей, всех, за кого я молюсь. Приобщи их к Себе, излей на них благодать, прости прегрешения и ослабь муки усопших, кто в этом нуждается. Вразуми и просвети светом богопознания и доброй жизни живых…» Вот примерно так можно помолиться в эту минуту. Молитвы импровизированные, можно каждый раз складывать такие, какие Бог на сердце положит.

Вот особые четыре момента, когда мы можем молиться об усопших и о живых. Согласитесь, достаточно, для того, чтобы иметь возможность помянуть своих близких. А не говорить с расстройством, как некоторые: «Выстояла Литургию, батюшка, что же, теперь я без панихиды, без молебна останусь? Как же помолюсь я о родных?»
Некоторые приходят не на Литургию, а к молебну или к панихиде, чтобы за своих близких помолиться. Как будто Литургия – это что-то абстрактное, не имеющее отношения к нашей с вами реальной, конкретной жизни. А ведь мы знаем, что это и возможность встретиться, пообщаться с Господом, и возможность высказать Богу все свои нужды, помолиться о здравии и о упокоении людей, которые нам дороги!..


протоиерей Константин Пархоменко

azbyka.ru

Comments